Апрель 1997

ХРОНИКА


1.04. Эссе-клуб

    Дискуссия на тему "Оценочные критерии художественности текста". С основным сообщением выступил Артур Крестовиковский, предложивший в качестве объективных критериев "неоднозначность", "вклад в поэзию", "неповторимость интонации" и "структурированность" (и проиллюстрировавший последний признак собственным стихотворением). Алексей Родионов указал на представителей других видов искусства как на привилегированную референтную группу, способную к наиболее адекватной оценке. Третий докладчик, Николай Байтов, произвел своего рода следственный эксперимент, прочитав для начала забавную новеллу в виде бюрократической переписки (по поводу пересылки через таможню даров Святой Земли и т.п.), а затем объявив, что это его сочинение сделано в форме ready made, то есть переписка подлинная, и предложив поразмыслить о том, какие свойства исходного текста позволили превратить его в художественный объект (предложение методологически сомнительное, но, безусловно, интересное; впрочем, собравшиеся им не воспользовались). Леонид Костюков говорил о специфической позиции редактора, Дмитрий Веденяпин - о внутренних критериях, используемых автором по отношению к собственному тексту. Единых критериев оценки художественности текста собравшимся выработать не удалось.



1.04. Российский Государственный Гуманитарный Университет

    Первоапрельские чтения журнала "Новое литературное обозрение". Одна из стратегических задач "НЛО", - преодоление разрыва между литературной наукой и текущей литературой. "Первоапрельские чтения", при всей своей несерьезности, в очередной раз соединили на трибуне и в зале Главной аудитории РГГУ теоретиков и практиков. И хотя выступали они в разных жанрах, общность подходов была хорошо заметна, несмотря на различно устроенное чувство юмора.

    Тема чтения была задана подчеркнуто неакадемически: "Из жизни литераторов". В такой формулировке неявно содержится мысль о писательской биографии как мифе, творимом самим писателем, его окружающими и потомками. Эту мысль прояснили и развили первые же два выступающих - Андрей Сергеев и Михаил Гаспаров. Сергеев прочитал своего рода миф о Борисе Слуцком, собственного сочинения, - по жанру восходящий, очевидно, к известным в России любому интеллектуалу "Анекдотам о Пушкине", долгое время приписывавшимся Даниилу Хармсу. Слуцкий в этом мифе оказывается фигурой демонической: перед ним трепещут Сталин и Ягода, - и в то же время жалкой и трогательной (этот штрих Сергеев еще подчеркнул в чтении, мастерски имитируя голос поэта). Сложное отношение Сергеева к Слуцкому - талантливому и достойному человеку, всю жизнь игравшему с Советской властью по ее правилам, - характерно не только для Сергеева, всю жизнь зарабатывавшего стихотворным переводом и писавшего "в стол": невозможность усидеть на двух стульях - художнической состоятельности и официального благополучия, - очевидна для сегодняшних законодателей мод в российской словесности, и попытки совместить одно с другим, в том числе и предпринимаемые сейчас, оцениваются большинством крайне скептически. Как ни странно, сходная проблематика оказалась затронута и в сообщении академика Гаспарова, посвященном воспоминаниям блестящей поэтессы 20-х гг. Марии Шкапской (впоследствии оставившей поэзию и превратившейся в заурядного советского очеркиста, автора производственных репортажей) о своем детстве. Шкапская рисует его самой черной краской, подчеркивая крайнее неблагополучие своей жизни на раннем ее этапе - и то, что она сумела самостоятельно это неблагополучие преодолеть. Однако Гаспаров приводит и другие воспоминания - брата Шкапской, в 20-е - узника Соловецких лагерей, а затем - эмигранта, видного деятеля Русской Зарубежной Православной церкви; Иван Андреевский описывает свое (и сестры) детство во вполне идиллических тонах. Кто - брат или сестра - ближе к истине, установить теперь нелегко (Гаспаров предположил, что сестра), но важно, что перед нами опять - построение мифа о жизни писателя (деятеля культуры) в соответствии с представлениями о том, какая биография этому (или любому) писателю к лицу.

    Со своими произведениями выступили также Генрих Сапгир (два стихотворения о писателях), Лев Рубинштейн (текст "Вопросы литературы"), Дмитрий А. Пригов (цикл "Лирические портреты литераторов"), Владимир Тучков (фрагменты "Розанового сада"); с докладами - филологи Андрей Зорин и Олег Проскурин. Кульминацией чтений стали два выступления междужанровой природы. Исследователь Дмитрий Зубарев представил результат своих архивных разысканий - относящиеся к 1968 году дебаты партийных и бюрократических писательских инстанций о ношении членом Союза писателей, коммунистом Владимиром Солоухиным перстня с изображением царя Николая II. Шедевром социалистического реализма можно считать объяснительную записку писателя Солоухина, докладывающего партийным органом, что в перстне нет ничего несовместимого со званием коммуниста, ибо он является семейным талисманом, оставленным писателю его бабкой Василисой крестьянского происхождения. Интеллектуальное убожество отцов советской литературы таково, что подлинные протоколы их собраний и заседаний вызывают гомерический хохот. Не менее дружную реакцию публики вызвало совместное выступление Пригова и Зорина, озвучивших на два голоса фрагмент посвященного первому доклада второго. И Зубарев, и Зорин с Приговым, по сути дела, продемонстрировали чрезвычайно важную черту современного культурного сознания - способность одним касанием, одним поворотом угла зрения превращать не-искусство в искусство.

    "Первоапрельские чтения" вызвали большой интерес как в литературном мире, так и среди ученых. Среди слушателей можно было увидеть как известных ученых - Андрея Парниса, Николая Богомолова, Мариэтту Чудакову, - так и видных литераторов разных поколений: Вячеслава Курицына и Виктора Ерофеева, классика отечественного художественного перевода Юлиану Яхнину и известного писателя-шестидесятника Леонида Зорина.



1.04. Творческий центр "Колорит"

    Вечер поэзии Бонифация. Герман Лукомников прочитал целиком известную книгу Бонифация "Вешния воды: Сборник срамной лирики", а также значительное количество других стихотворных миниатюр, закончив вечер несколькими "Подражаниями Бонифацию".



2.04. Крымский клуб

    Вечер прозаика Зиновия Зиника. Зиник познакомил собравшихся с несколькими эссе из цикла "Письма с третьего берега", описывающими, по собственному признанию Зиника, "идиотизм деревенской жизни на английский манер" и созданными по заказу журнала "Итоги", где они в ближайших номерах и появятся. Чтение в рамках литературного вечера не просто эссеистики, а текстов, написанных для журнальной колонки, к тому же встретившееся уже во второй раз (27.03. в ЦДЛ текст своей колонки из газеты "Московские новости" читал Асар Эппель), видится следующим шагом в экспансии non-fiction в литературное пространство. Во втором отделении Зиник пространно отвечал на вопросы, задаваемые Михаилом Айзенбергом, Львом Рубинштейном и др. и касавшиеся преимущественно нюансов английской (и отчасти российской) жизни, но вскользь затронувшие и литературную ситуацию в России, по поводу которой Зиник выразил искренний энтузиазм, связанный с появлением в России подлинной массовой литературы (в частности, восхищение Зиника вызывает прозаик Александра Маринина, большой интерес - прозаик Виктор Доценко, и т.д.).



3.04. "Классики XXI века"

    Кандидат филологических наук, специалист по творчеству Даниила Хармса Анна Герасимова (среди хиппи всей России больше известная как Умка) пела свои песни в сопровождении небольшого акустического рок-состава. Нежные и трогательные юные создания (числом около 200) заполнили все свободное пространство зала; стойкое желание присоединиться к ним, избегнув соблазнов буфета, продемонстрировали немногочисленные литераторы - Татьяна Милова, Иван Ахметьев, Дмитрий Кузьмин, вознагражденные ненадолго вернувшейся юностью.



4.04. Георгиевский клуб

    Вечер поэта Юрия Орлицкого, более известного как историк и теоретик верлибра, но продемонстрировавшего свою состоятельность и в качестве практика. Орлицкий рассказал также о причинах своего обращения к свободному стиху (главным образом, в историческом ключе: верлибром начинали писать постольку, поскольку это категорически не приветствовалось) и прочел свои переводы Томаса Элиота (из книги "Полые люди").



4.04. Дом творчества на Миуссах

    Презентация стихотворного альманаха "Кипарисовый ларец - 3" одноименной литературной студии под руководством Ольги Татариновой. Выступили как авторы поколения 30-летних (Игорь Болычев, Александра Козырева), так и сравнительно молодые, из которых определенный интерес представляли футуристически настроенный Сергей Кромин и Александр Кротков. См. также 18.05.



5.04. "Shakespeare"

    Вечер прозаика Юрия Буйды. Были прочитаны отрывки из рассказа "Прусская невеста" (давшего название одноименной книге Буйды, ждущей сейчас своего издателя) и романа "Дон Домино", а также их переводы на английский.



7.04. "Образ и мысль"

    Фаина Гримберг представила свою пьесу "Вдруг раздались чьи-то шаги" - причудливое сочетание детектива и психологической драмы с элементами абсурда (в экзистенциалистском смысле слова), открывающее еще одну неожиданную грань в творчестве писательницы (после исторической прозы, романов-мистификаций, пронзительных лирических стихов, историко-культурных монографий...). Во втором отделении Дмитрий Кузьмин рассказывал о наиболее ярких авторах поколения 20-летних; наибольший интерес аудитории вызвали стихи Сергея Круглова и Всеволода Зельченко, проза Алексея Верницкого.



8.04. "Авторник"

    Пятый вечер цикла "Антифон": Леонид Костюков и Алексей Кубрик. Против обыкновения, встречались два автора, принадлежащие не только к одному литературному поколению, но и к одному - достаточно тесному - кругу, то есть находящиеся в постоянном творческом взаимовлиянии. Однако Кубрик - поэт, а Костюков по преимуществу прозаик, так что выступающих (и, в какой-то мере, публику) занимала возможность в рамках "антифонной" структуры параллелизма и взаимодействия между стихами и прозой. Возможность эта в итоге, вероятно, так и осталась проблематичной, невзирая даже на то, что в конце вечера участники произвели "рокировку": Костюков прочитал стихотворение "Памяти тестя", а Кубрик - эссе (скорее, пожалуй, даже статью) о литературе "В истинной трагедии гибнет Время". В остальном проза явно перевешивала - но, по-видимому, не только и не столько из-за большего объема, сколько в силу того, что герметизм и метафизичность поэзии Кубрика требовали иного способа и темпа восприятия, чем ясная и четкая проза Костюкова (тем более что последний, за вычетом рассказа "Дачная история", читал эссеистику - в частности, текст "На смерть Иосифа Бродского").



8.04. Малый зал ЦДРИ

    Вечер поэзии с участием Тимура Кибирова, Олеси Николаевой, Евгения Бачурина, Юрия Кублановского, Елены Смоловской (ранее публиковалась под фамилией Колесникова) и Евгения Рейна, выступившего в роли ведущего, но в собственном чтении ограничившегося (со ссылкой на насморк) всего двумя стихотворениями из числа самых известных. Кибиров читал из цикла "Памяти Державина" по книге "Парафразис". В новых (частью напечатанных в #1 "Нового мира" за 1997 г.) стихах Кублановского обращало на себя внимание дальнейшее движение в сторону обогащения метрического репертуара (в частности, чередование длинных и сверхкратких строк).



10.04. "Классики XXI века"

    Вечер прозаика Игоря Яркевича. Совместно в журналистом Григорием Нехорошевым были прочитаны рассказы "Два писателя", "Окуджава, или Голос из бездны", "Потрошок", "Сумасшедшая любовь". Затем Яркевич ответил на вопросы в меру возбужденного зала, сознавшись, в частности, что Пушкина и Достоевского он читал, Мориса Дрюона и Юлиана Семенова - не читал, а Бунина - читал, но не понимает. В некоторых случаях вместо ответа Григорий Нехорошев зачитывал отрывки из текста Яркевича "Как я обосрался".



10.04. Галерея "Spider & Mouse"

    Суаре по случаю дня рождения Вячеслава Курицына. К праздничной дате были приурочена выставка екатеринбургских художников - в частности, брызжущие довольно злым остроумием инсталляции Александра Шабурова и акция Сергея Анашкина, экспонировавшего рисунки Курицына для газеты "Сегодня", залитые своей (а не Курицына) кровью. Демонстрировалась также видеозапись, сделанная в ходе "Дней Курицына в Екатеринбурге", но из-за гула публики слышно ничего не было. В праздновании приняли активное участие Лев Рубинштейн, Зиновий Зиник, Владимир Тучков, Александр Тимофеевский (младший) и другие.



10.04. ЦДЛ

    Вечер поэта Константина Кедрова, который вел Андрей Вознесенский, ознаменовался многочисленными выступлениями друзей и почитателей Кедрова. Генрих Сапгир возвел поэтическую родословную Кедрова и всего русского авангарда к сборнику Кирши Данилова и поэзии XVII-XVIII вв., после чего скромно отказался прочесть собственные стихи. Евгений Рейн сравнил стихи Кедрова с переводными картинками. Игорь Холин заявил, что по причине беспорядка в хронологии мы уже живем в третьем тысячелетии, которое будет временем виртуальной литературы и живописи (меж тем как про музыку Холин ничего не захотел говорить, кроме того, что любит ее, "если она не очень громкая") и объявил Кедрова научным поэтом (Кедров ответил, что нынче "ни один серьезный ученый в науку не верит"). Валерия Нарбикова поведала о давних прогулках с Кедровым и прочитала отрывок из нового романа. Елена Кацюба прочитала стихотворение "Красивые". Александр Ткаченко объявил Кедрова "металлургом слова" и своим учителем. Вадим Рабинович противопоставил подлинного авангардиста Кедрова неназванным "литинститутским поэтам, умеющим рифмовать "папашу" с "мамашей"" (Кедров, напомним, был профессором Литературного института). Все это перемежалось выступлением композитора Аллы Кессельман с композицией "Ре-ми-си" на слова Кедрова (которое вызвало гневный выход из зала двух дам с криками "Над русскими издеваются"), собственно кедровскими стихами (весьма немногочисленными) в авторском исполнении и разными интересными сведениями, в частности, о боярском происхождении Кедрова. В конце вечера Кедров представил только что вышедшую его совместную с Алиной Витухновской книгу "Земля нуля".



12.04. Музей Сидура

    Вечер поэта и прозаика Николая Байтова. В первом отделении читались стихотворные произведения (в том числе поэма "О моем шурине"), во втором - прозаические (пять рассказов, в том числе пользующиеся давней любовью читателей-интеллектуалов "Клюква брата", "Леночка" и "Silentium"). Прозвище Байтова "русский Борхес", употребляемое все чаще, хотя подчас и с долей шутки, продолжает оставаться актуальным, несмотря на появление других талантливых продолжателей борхесианской традиции (Алексей Пурин предложил даже слово "борхес", с маленькой буквы, как жанровое обозначение), - возможно, потому, что пока только у Байтова "борхесы" успешно произрастают на почве национальной культуры.



12.04. "Shakespeare"

    Вечер прозаика Зиновия Зиника, вновь (ср. 2.04.) прочитавшего эссе из цикла "Письма с третьего берега", написанные для журнала "Итоги". Последовавшие вопросы снова не слишком затрагивали литературу.



14.04. "Образ и мысль"

    Вечер памяти поэта Владимира Ивелева (1942-1994). Звучали воспоминания об Ивелеве, стихи в исполнении его сестры, друзей (в частности, Владимира Герцика) и самого Ивелева (сохранившиеся в виде магнитофонной записи).



14.04. ПЕН-Центр

    Презентация книги стихов Ольги Ивановой "Когда никого" (М.: АРГО-РИСК, 1997). Иванова прочитала ряд текстов из книги - первого сборника, включающего избранное за десять лет, - и несколько стихотворений из готовящейся второй книги "Офелия Гамлету". Затем Иванова предложила выступить другим присутствующим поэтам (откликнулись Александр Фишман, Дмитрий Полищук, Сергей Мэо и др.). В центре внимания присутствующих находилась бабушка поэта Лидия Алексеевна, проявлявшая заботу о внучке, а равно о порядке и благопристойности.



15.04. Эссе-клуб

    Заседание, посвященное метафизике Москвы, оказалось столь обильно выступающими, что на дискуссию сил уже не хватило. Зато прозвучали стихи Евгения Бунимовича, Алексея Кубрика, Глеба Шульпякова, Алексея Прокопьева, Яна Шенкмана, Вилли Мельникова. Бунимович прочел также эссе "Нет России, кроме России...", а Мельников продемонстрировал фотоцикл "Лужеводитель по Москве". С эссеистикой выступили также Леонид Костюков, Данила Давыдов, Рустам Рахматуллин, Андрей Балдин и Евгения Кайдалова.



16.04. "Авторник" в помещении ПЕН-Центра

    На очередном заседании Круглого стола молодых литераторов были оглашены тексты, трактующие проблему штиля. Кроме того, с новыми произведениями выступили поэты Вадим Калинин, Вячеслав Гаврилов и Данила Давыдов.



17.04. Большая аудитория Политехнического музея

    Вечер памяти Иосифа Бродского "Век скоро кончится..." вели Евгений Рейн и Виктор Куллэ. Последний во вступительном слове заявил о неправомерности утверждения, что со смертью Бродского кончилась русская поэзия. Подтверждать этот тезис выпало поэтам Олегу Хлебникову, Генриху Сапгиру, Юрию Кублановскому, Олесе Николаевой, Андрею Сергееву, Дмитрию Быкову, Владимиру Корнилову, а также выступившему в стихотворческой ипостаси Андрею Битову. Сергеев вновь (см. 25.02.) подчеркнул, что Бродский эмигрантского периода ничем не уступает предотъездным текстам, аргументировав чтением стихотворения "Развивая Платона" и шуточного стихотворного письма Бродского 1974 г. Быков прочитал эссе "Как я не встретился с Бродским" - о том, как он не смог в США познакомиться с Бродским именно потому, что по-настоящему любит его стихи. Стихи памяти Бродского читали Николаева, Хлебников и Корнилов, Битов же - стихотворный цикл памяти Бродского и Владимира Соколова (в том числе стихотворение, написанное им по-английски и затем переложенное на русский язык). Бард Александр Мирзаян спел несколько песен на стихи Бродского, артист Михаил Козаков прочитал несколько его стихотворений (сопроводив одно - "На смерть друга" - подробным комментарием). Был показан документальный видеофильм режиссера Александра Стефановича "Иосиф Бродский: штрихи к портрету". Было объявлено, что вечер подготовлен и проведен при финансовой поддержке Анатолия Шейна, директора ремонтно-строительной фирмы "КОМПЛЕКС Лтд".



18.04. Георгиевский клуб

    Во вступительном слове к вечеру поэтов группы СМОГ Татьяна Михайловская отметила катастрофическое положение в области исследования современной поэзии (по ее словам, только Лианозовская группа и СМОГ более или менее укоренились в сознании критиков); в соответствии с этим ею было выдвинуто предложение считать сегодняшний вечер рабочей встречей. По сути дела участники вечера и работали в заранее заданном режиме, т.е. встреча получилась максимально диалоговой. Владимир Алейников рассказал о возникновении СМОГа и определил его не как направление или группу, но как продолжающее существовать до сих содружество (а в СМОГистской юности - братство) поэтов. Слава Лён (фактически взявший на себя ведение вечера) в очередной раз выступил с концепцией Бронзового века русской литературы и отметил сосуществование в СМОГе "трех стилистик": "квалитизма", "изумизма" и особняком стоящей стилистики Александра Величанского. Отцом СМОГа Лён назвал присутствовавшего тут же Генриха Сапгира и по обыкновению уверенно причислил к СМОГу Венедикта Ерофеева. Владимир Сергиенко (определивший себя и Лёна как "постСМОГистов") вступил в полемику с Лёном по поводу, в частности, его тезиса о конце образной культуры и начале культуры знаковой (Лён немедленно объявил свою статью в "Литературной газете" по этому вопросу провокацией). Затем Сергиенко прочитал свои стихи, посвященные Леониду Губанову, Лёну и Эдуарду Лимонову (последнее имя вызвало бурю эмоций среди присутствующих и целый ряд воспоминаний анекдотического и полуанекдотического характера) и, чуть позже, по одному стихотворению Губанова, Аркадия Пахомова, Юрия Кублановского. Свои стихи читали также Лён, Алейников и Марк Ляндо. По инициативе Сапгира и Лёна разговор зашел о "несуществующей литературной группе" КОНКРЕТ (Сапгир, Холин, Лимонов, Лён, Бахчанян, а также отказавшийся фотографироваться с ними Всеволод Некрасов), созданной Лимоновым перед эмиграцией. Сапгир также рассказал о своем исключении из Союза Писателей, в том числе об одном доносе, где он именовался "фюрером СМОГизма". Вечер завершился знаменитым стихотворением Губанова "Серый конь" в исполнении Алейникова.



21.04. "Образ и мысль"

    Вечер прозаика Эдуарда Шульмана. Был прочитан цикл "Ленинская комната" - небольшие, на три четверти документальные исторические этюды из времен Октябрьской революции. Чтение перемежалось романсами (в том числе - на стихотворение Иосифа Бродского "На прощанье ни звука..."), исполненными Юрием Калининым.



22.04. "Авторник"

    Четвертый вечер "Альтруистического цикла": Александр Очеретянский. Редактор-издатель нью-йоркского журнала "Черновик" познакомил слушателей со стихами ряда молодых авторов из российской провинции, публиковавшихся в журнале (в частности, в только что вышедшем 11-м выпуске), выделив среди них новосибирского неофутуриста Вiктора Iванiва и киевлянку Наталью Бельченко. Стихотворение Сергея Бирюкова было прочитано как Очеретянским, так и присутствовавшим автором, вышедшим, по общему мнению, победителем из этого минисоревнования. Несколько своих стихотворений прочитал также новый заместитель Очеретянского по "Черновику" Вадим Вильдштейн. Отвечая на вопросы, Очеретянский коротко рассказал о положении дел в американской русскоязычной литературной (и иной) периодике, которая в целом представляется ему не слишком интересной.



23.04. Крымский клуб

    "Салон салонов" - презентация Круглого стола литературных клубов и салонов Москвы. Со вступительным словом выступили Игорь Сид, кратко представивший все клубы-участники, и Дмитрий Кузьмин, рассказавший о принципах, положенных в основу Круглого стола, - подходе к "литературтрегерской" деятельности как к авторской и творческой, стремлении к осознанию целостности литературного пространства, - и о планах и проектах Круглого стола (в частности, о планируемом учреждении Премии Салонов). Далее клубы представляли свои программы. Крымский клуб Игоря Сида представил крымско-московскую поэтическую группу "Полуостров" (коллективный сборник которой только что вышел в издательстве "АРГО-РИСК"): участники группы Мария Максимова, Николай Звягинцев и Сид прочитали несколько своих стихотворений и тексты двух отсутствующих авторов - жителя Симферополя Андрея Полякова и умершего в декабре 1994 г. Михаила Лаптева. Поскольку, согласно индивидуально-групповой мифологии "Полуострова", каждый из участников группы персонифицирует одну из пяти стихий (пятой считается Эфир), их выступления перемежались музыкальными номерами в исполнении Сергея Летова и Олега Липатова, также представлявшими стихии. От салона Елены Пахомовой "Классики XXI века" выступили Владимир Строчков и Александр Левин, предварившие чтение стихов и исполнение песен (соответственно) шуточными оммажами в адрес друг друга (в виде статей в гипотетическую энциклопедию XXI века). Салон Дмитрия Кузьмина "Авторник" представил программу "Альтруистический антифон", соединив элементы двух типов вечеров, практикуемых обычно в салоне: два автора, принадлежащие к разным поколениям, - Иван Ахметьев и Станислав Львовский, - читали, как в цикле "Антифон", в режиме диалога, обмениваясь текстами, однако, как в "Альтруистическом цикле", не свои произведения, а чужие - соответственно Евгения Харитонова и Олега Пащенко. Выбор Ахметьева, обратившегося, вслед за классическим харитоновским текстом "У тети Лиды у тети Тони детей не было...", к периферийному для писателя стихотворному циклу "Мечты и звуки", обусловил прихотливое сюжетное движение акции: нарастание формального контраста при сохраняющемся эмоциональном взаимодействии между двумя отсутствующими авторами. В программе Георгиевского клуба Татьяны Михайловской выступили Сергей Бирюков, продемонстрировавший, как всегда, виртуозное интонирование своих стихов, и Дмитрий Авалиани, показавший ряд новых "листовертней", в том числе новую разновидность этой изобретенной им формы - дающую второе прочтение не переворачиванием листа в плоскости, а с другой его стороны на просвет. Завершила вечер акция Эссе-клуба Рустама Рахматуллина, предложившего всем присутствующим выдвинуть и аргументировать темы для дальнейших заседаний клуба. Затем было проведено - правда, несколько сумбурно, - рейтинговое голосование, в результате которого выяснилось, что наибольший интерес у публики вызывают проблема целостности литературного пространства и вопрос о соотношении литературы и литературной жизни - то есть как раз те вопросы, для работы с которыми и создан Круглый стол литературных клубов и салонов Москвы.



24.04. "Классики XXI века"

    Вечер поэта Виктора Куллэ. Звучали стихи последних десяти лет, составившие не успевшую выйти к этому дню в петербургском издательстве "Пушкинский фонд" книгу избранного Куллэ.



25.04. Литературный музей (в Трубниковском переулке)

    Вечер журнала поэзии "Арион". Со своими стихами выступили Татьяна Милова, Глеб Шульпяков, Генрих Сапгир, Ирина Ермакова, Денис Новиков, Тимур Кибиров, Александр Макаров-Кротков, Дмитрий Тонконогов и Лев Рубинштейн.



25.04. Георгиевский клуб

    Встреча с главным редактором журнала "Черновик" Александром Очеретянским открылась почему-то выступлением Владимира Герцика, прочитавшего свое стихотворение "Памятник" (представляющее собой своего рода каталог возможных окончаний строки "Я памятник себе воздвиг..."). Затем Очеретянский выступил с сообщением о структуре своего журнала, остановившись главным образом на разделе "Смешанная техника", соседствующем в "Черновике" с "Поэзией", "Прозой", "Графикой" и т.п. Охарактеризовав тексты "смешанной техники" как не принадлежащие ни поэзии, ни прозе, Очеретянский представил подробную их классификацию, включающую, например, письмо, стилизацию, концепт, поток сознания, литературно-художественный коллаж и т.п., в качестве примеров при этом использовались исключительно тексты, напечатанные в "Черновике" (письмо - Галина Ермошина, концепт - Андрей Рубцов...). С уточнениями и примерами к идеям Очеретянского выступил также Сергей Бирюков. Предложенная система вызвала резкие возражения Дмитрия Кузьмина, протестовавшего против ее методологической (отсутствие единого основания для классификации, неразличение жанра и приема) и исторической (интерпретация "письма" или "стилизации" как новых литературных форм при вековом опыте сказа или романа в письмах) произвольности. В поддержку Очеретянского выступили Слава Лён, заявивший, что Очеретянским предложена не классификация, а типология, которой произвольность не вредит, и Татьяна Михайловская, отметившая, что в ситуации тотальной неизученности современной литературы такая попытка наметить ее основные подразделы имеет исключительное значение. С последним утверждением Кузьмин решительно не согласился, заявив, что способ рефлексии над текстом, практикуемый Очеретянским как издателем, исходит из позиции художника (в широком смысле слова), а не исследователя. В дискуссии приняли участие также Владимир Строчков и Михаил Сухотин. Затем Очеретянский, Бирюков и Вадим Вильдштейн выступили со своими стихами.



28.04. "Образ и мысль"

    Вечер поэтов группы "Среда" (Челябинск). Во вступительном слове Фаина Гримберг отметила, что авторы "Среды", "как всякие настоящие литераторы, правды о себе не говорят". Стихи читали поэты Софья Попова, Андрей Подушкин и Илья Асин (четвертый участник группы Александр Самойлов был представлен заочно). При общем тяготении участников "Среды" к ироническому примитивизму наибольшей органичностью интонации отличается Подушкин, а наибольшей версификационной изощренностью - Попова, чьи ритмические сбои и исчезающе неточная рифма, а также прихотливая инверсия производят (в сочетании с ярко выраженной имбецильностью лирического героя - кстати, мужчины) сильное впечатление.



28.04. ПЕН-Центр

    В рамках так называемого "Дня рождения журнала "Новая Юность"" состоялась торжественная передача полномочий главного редактора (символизированных почему-то статуэткой спортсмена-олимпийца) от Александра Ткаченко к Евгению Лапутину. Со стихами выступил Константин Кедров, с приветствием от имени Эссе-клуба - Василий Голованов.



29.04. Эссе-клуб

    Презентация приложения "Ex libris" "Независимой газеты". Новое издание представил критик Александр Гаврилов, ведающий в нем художественной литературой. Обсуждение преимущественно сосредоточилось на единственном материале (из вышедших к настоящему моменту пяти номеров) - статье Глеба Шульпякова, в которой негативно оценивается творчество Георгия Адамовича: Леонид Костюков, поддержанный Валерием Сендеровым, счел неправомерной не только аргументацию Шульпякова, но и саму постановку вопроса. Самостоятельное ответвление этой дискуссии составил спор Татьяны Миловой и Дмитрия Кузьмина о природе критики, в ходе которого стороны так и не пришли к единому мнению по поводу того, определяется ли критика предметом или методом (дискурсом) и, следовательно, подлежат ли критике любые тексты или только строго определенные (написанные здесь и сейчас, вызывающие интерес у читающей публики и т.п.). По ходу беседы возник и вопрос о смерти критики, от которого Александр Гаврилов изящно уклонился.



30.04. Крымский клуб

    "Праздник рифмы", проводящийся Николаем Байтовым и Светой Литвак, кажется, твердо вошел в ежегодный график. На этот раз, по замыслу организаторов, пафос мероприятия должен был заключаться в явлении новых авторов, не примелькавшихся в литературной "тусовке". Во вступительном слове Байтов призвал литераторов, в качестве реакции на свершившийся "наезд" со стороны постмодернистской ситуации, расширять свой круг вплоть до полного отказа от самоидентификации. Однако литераторы не только не поспешили отказаться от своего высокого звания, но, в большинстве своем, не пожелали и поделиться своей причастностью к литературной жизни: прямое условие организаторов - привести с собою и представить неизвестного поэта - выполнили, по сути, лишь три участника. Илья Кукулин рекомендовал собравшимся Леонида Раскина, прочитавшего несколько "духовных стихотворений", и Марию Несмеянову, чьи стихи, впервые звучащие на публике, прочитал сам. Герман Лукомников представил поэтов, принадлежащих к кругу альманаха "Фигли-мигли" и объединения "Черная курица", больше известных своими сочинениями для детей, однако Михаил Есеновский, зачитавший фрагменты из своей книги "Лазарет", и Андрей Абрамов (огласивший также стихотворения Тима Собакина и Андрея Анпилова) продемонстрировали характерную для русской детской поэзии со времен Олейникова и Хармса амбивалентность читательского адреса. Наконец, Владимир Герцик протежировал Анатолию Гричевцу. Все трое - Кукулин, Лукомников и Герцик - читали также собственные тексты (а Лукомников, натурально, и тексты Бонифация); Герцик, помимо этого, ответил Байтову, заявив, что постмодернистская ситуация не то что наехала на присутствующих, а вот-вот проедет мимо окончательно и бесповоротно, и аргументируя это предположение тем, что естественнонаучные основы постмодернистского миропонимания, заложенные, в частности, Ильей Пригожиным, в последние годы подверглись радикальной ревизии и трещат по всем швам.
    Остальные авторы сочли, вероятно, достаточно неизвестными самих себя. Правда, Петр Капкин вместо своих сочинений скромно огласил сочинения Александра Пушкина. Генрих Сапгир, не собиравшийся выступать вовсе, по просьбе организаторов и слушателей исполнил знаменитое стихотворение "Война будущего" (близкое по жанру к "чистым рифмам" - форме, предсказанной литературоведом Владимиром Марковым). Были представлены два перформанса: "Сцена из "Тысячи и одной ночи"" Байтова, Литвак и Павла Митюшёва и "Особенности восприятия текста неслышащими людьми" Владимира Тучкова (одноименный текст Тучкова зачитал Митюшёв, заявивший, что автор - представший перед публикой с наушниками от плейера в ушах, - "временно полностью оглох"; руководящей идеей текста явилось утверждение о неэтичности метрического и рифмованного стиха в силу того, что неслышащее меньшинство неспособно воспринимать подобные стихи адекватно; публике была роздана "Схема построения поэтической строфы с перекрестными рифмами для неслышащих людей", а над сценой вывешен плакат "Рифме нет!" за подписью "ВОГ", т.е. "Всероссийское общество глухих"). Со стихами выступили также Александр Левин, Владимир Строчков (на английском языке), Иван Ахметьев, Михаил Сухотин, Фаина Гримберг, Татьяна Милова, Александр Воловик, Вадим Вильдштейн и др.





Вернуться на главную страницу Вернуться на страницу
"Литературная жизнь Москвы"
Предыдущий месяц Следующий месяц

Copyright © 1997 Союз молодых литераторов "Вавилон"
E-mail: info@vavilon.ru
Яндекс цитирования