Коротко

О НОВЫХ КНИГАХ

1997


О к т я б р ь

    Шарандак Наталья. Это прелестное искусство: Рассказы. / Предисловие А.Шаталова
    М.: Глагол, 1997.

      Первая в России книга отечественного автора, полностью посвященная лесбийской любви. Ожидание подобного дебюта было велико, а претендентов не находилось; видимо, редактору издательства "Глагол" Александру Шаталову, напечатавшему в свое время Евгения Харитонова, Джеймса Болдуина, Чарлза Буковски, Уильяма Берроуза, очень хотелось оказаться первым и здесь, несмотря на отсутствие достойного материала. Отсюда ≈ извиняющиеся нотки в его предисловии ("пишет пока еще неуверенно" и т.п.). Девять крайне незатейливых рассказов, составивших книгу, не поднимаются выше тривиального изложения не менее тривиальных случаев "из жизни лесбиянок" и едва ли способны за пределами соответствующей субкультуры вызывать иной интерес, кроме, так сказать, этнографического.

    Артемьев Андрей, Гримберг Фаина. Зарисовки с натуры, или Андрей Иванович возвращается домой
    М.: АРГО-РИСК, 1997.

      Книга состоит из двух частей: "Зарисовки..." - довольно бесхитростные воспоминания Артемьева о своем деревенском детстве; "Андрей Иванович..." - маленькая поэма Гримберг, во многом основанная на фольклорном каноне плача. Общее предисловие без подписи посвящено защите "гармонических неловкостей и неправильностей Русского стиля". Одинаковое имя автора первой части книги и заглавного героя второй части, а также известная склонность Гримберг к созданию литературных масок (около десятка романов под разными именами) заставляют подозревать мистификацию.

С е н т я б р ь

    Бонифаций. Стихи
    СПб.: Красный матрос, 1997.

      Цикл стихов в форме "чистых рифм" (ранее опубликованный в "Новом литературном обозрении" в рамках подборки текстов, иллюстрирующих минималистский принцип поэтики). Текст написан от руки и сопровожден примитивистскими иллюстрациями (то и другое - работа Эврики Джанглла).

    Урицкий Андрей. И так далее
    М.: ЛИА Р.Элинина, 1997.

      Собрание разножанровых текстов. Маленькие рассказы очень хороши, сочетая сильный элемент абсурдизма с неподдельным лирическим посылом. Примитивистские пьесы-миниатюры довольно однообразны, не слишком удачны также афоризмы, которыми автор попытался простроить "скелет" книжки. Весьма интересны немногочисленные стихотворения, в т.ч. апеллирующие к слабо воспринятой в России конкретистской традиции.

    Цветков Алексей. ТНЕ. / Предисловие Э.Лимонова
    М.: МП "Палея", 1997.

      Сборник рассказов молодого московского прозаика. Тезка и однофамилец известного поэта не позаботился взять псевдоним во избежание путаницы. В этом большая доля вызова, которого и вообще много в этой книге, вернее - вокруг нее: издание под маркой "Палеи" (в этом издательстве, например, регулярно печатается поэт Анатолий Лукьянов), бессвязно-агрессивное предисловие Лимонова, указанный тираж 6666 экземпляров (лишняя шестерка накинута от щедрот; впрочем, на этой же странице честная Коломенская межрайонная типография проставила и настоящий тираж). Какое все это имеет отношение к рассказам - неясно: проза первоклассная, вполне зрелая (разве что в иноязычных эпиграфах-подзаголовках к каждому тексту можно увидеть элемент юношеского пижонства), градус содержащегося в ней социального протеста не превышает установленной лет 80 назад нормы, стиль вызывает в памяти французов в диапазоне от сюрреалистов до "нового романа". Если автор в самом деле принадлежит к кругу российских политических ультра - наблюдать за его дальнейшим развитием будет особенно интересно: соответствующая модель поведения художника в обществе в России никогда не была опробована, хотя в мировом масштабе она безнадежно устарела.

    Это вот что: По следам московского фестиваля верлибра. / Сост.Д.Кузьмин
    М.: АРГО-РИСК, 1997.

      Несколько наиболее ярких участников состоявшегося в мае фестиваля, представляющие всю широту спектра сегодняшних верлибристов - от незамысловатых, но оригинальных по идее "деревенских хайку" Евгения Понтюхова до изощренных псевдоантичных фрагментов Сергея Завьялова. Представлены также Людмила Нешкова, Станислав Львовский, Данила Давыдов, Александр Карвовский, Игорь Жуков и Айвенго (прежний псевдоним - Прометей Стеценко - был заметно лучше).

    Побережье: Альманах для чтения. / Ред.О.Романов
    М., 1997 [Издатель не указан]

      Весьма парадоксальное издание, в котором странным образом соседствуют заметные фигуры "молодого традиционализма" - Алексей Кубрик, Дмитрий Быков (довольно неровная поэма "Версия") и Леонид Костюков (совершенно нехарактерный, впрочем, рассказ "Дело о пяти предметах", печатавшийся когда-то в "Новой литературной газете") - с авторами, скажем так, иронико-юмористического свойства, кое-кто из которых проходил бы в прежние времена по ведомству незабвенной 16-й полосы старой "Литературной газеты" (собственно, Сергей Сатин, кажется, там даже печатался), а иные происходят, судя по всему, из мира той специфической паралитературы, которая существует в Интернете и Фидонете, усиленно делая вид, что до появления электронных коммуникаций никакой литературы, собственно, не было. Срединной фигурой, чье значительное по объему присутствие цементирует сборник, является прозаик Александр Дашевский, чьи рассказы, объединенные под заголовком "Рано или поздно". заслуживают внимания.

    Соло: Лит.-худ.ж-л. - Вып.19
    М.: Аюрведа; Российский ПЕН-Центр, 1997.

      В выходящем достаточно редко, чтобы рассматривать его в книжном отделе, журнале Александра Михайлова, как всегда, преобладают новые имена. Выделяются легкий и ироничный рассказ Евгении Кайдаловой, повествующей о буднях мелкого бизнеса, крепкая, замешанная на - с поправкой на эпоху - экзистенциалистской основе проза Евгения Чижова, стихи Вадима Калинина и Дмитрия Тишинкова, стремящихся, как это свойственно целой группе молодых талантливых авторов, вывести на поэтическую сцену новый тип лирического героя - брутального деклассированного интеллектуала. В разделе "Старая гвардия", наряду с Владимиром Тучковым и Дмитрием А.Приговым, радует неординарная проза Михаила Смоляницкого. Андреем Урицким подготовлена подборка памяти газеты "Гуманитарный фонд", что само по себе важно и ценно (имея в виду необходимость вернуться, спустя прошедшие несколько лет, к этому феномену литературной жизни начала 90-х), но тексты, извлеченные из архивов газеты, не кажутся особенно яркими. А вот одностишия 5-стопным ямбом давно пора воспретить - и не только некоей Ольге Векслер, зачем-то представленной журналом, но и самому Вишневскому: сколько же можно, господа?

И ю л ь

    Битов Андрей. В четверг после дождя: Стихи
    СПб.: Пушкинский фонд, 1997 ("Автограф").

      "Стихи известного прозаика". Постепенно это словосочетание становится обозначением - не столько, впрочем, жанра, сколько стиля.

    Дубичев Вадим. Возвращение в Болгарию: Рассказы
    Екатеринбург: Лавка, 1996.

      Неплохая интеллектуальная проза, но наиболее интересны всё же полуапокрифические истории из жизни уральской литературной богемы поколения 30-летних, а также оформление книги, выполненное одним из лидеров екатеринбуржского поставангарда Александром Шабуровым в технике ready-made и коллажа.

    Кобрин Кирилл. Профили и ситуации
    СПб.: Атос, 1997 (Urbi: Лит.альманах; вып.12).

      Стилистически изощренная (порой чересчур) эссеистика на литературные темы 33-летнего нижегородского прозаика. Изящество манеры не добавляет размышлениям убедительности, но делает чтение приятственным. Обильные цитаты и сноски радуют глаз.

    Мандельштам Роальд. Стихотворения. / Сост.Р.Васми, О.Котельников
    СПб.: Изд.Чернышева, 1997.

      Умерший в 1961 г. 28 лет от роду, однофамилец великого поэта - наиболее достойный претендент на оспариваемое многими место русского Рембо. Разве что чаще сквозь ярость "проклятого поэта" прорывается щемящая интонация любви к миру. Мандельштам - легенда петербуржской неподцензурной литературы, с него (наряду со старшими "лианозовцами") начинает свой отсчет современная русская поэзия, и хотя влияние его стихов на последующую традицию незначительно (о причинах этого начинает размышлять в послесловии Б.Рогинский), но фигура поэта является знаковой для литературной ситуации рубежа 50-60-х, и потому значение вышедшей книги - второй после крохотного сборника 1994 г. - трудно переоценить.

    Могутин Ярослав. Упражнения для языка: Книга стехов (sic! - Ред.)
    Нью-Йорк, 1997.

      Весьма полное собрание стихов скандального журналиста, получившего в США политическое убежище. Книга включает также авторское предисловие (в духе прежних статей), подборку высказываний о творчестве автора (Аллен Гинзберг, Д.А.Пригов, Д.Волчек, К.Кузьминский, Г.Кацов, более развернутые статьи Д.Кузьмина и А.Сумеркина), а также фото автора в полуобнаженном виде. Стихи любопытны прежде всего характерным образом лирического героя - сексуального гиганта и вообще супермена, что для русской поэтической традиции довольно неожиданно, а для гей-культуры (опять-таки русской) - просто откровение.

    Мэо Сергей. Смешной экзамен: Проза и стиши
    М.: Библиотека ж-ла "Соло", 1997.

      Вторая книга 25-летнего учителя биологии из пос.Запрудня Талдомского района Московской области. Направление может быть обозначено как "деревенский постконцептуализм". Рисунки автора.

    Пригов Дмитрий А. Обращения Дмитрия Александровича Пригова к народу
    М.: ИЦ-Гарант, 1996.

      Сборник хорошо известных обращений Пригова, напечатанный таким образом, как обычно печатают накладные: листки можно отрывать по одному, отрезать обращения (также по одному: печать односторонняя, линии отреза размечены) и использовать по назначению. Автор проекта Дмитрий Ицкович.

    Садовский Владимир. Удуванчики и аромашки
    СПб.: Атос, 1997 (Urbi: Лит.альманах; вып.11).

      Незатейливо ироничные рассказы-миниатюры "из жизни", принадлежащие перу издателя альманаха.

И ю н ь

    Абдуллаев Шамшад. Медленное лето: Стихи
    СПб.: Митин журнал; Ривьера, 1997.

      Вторая книга узбекского поэта, пишущего по-русски, лидера "ферганской школы" русской поэзии. Медитативные верлибры, органично сочетающие элементы местного колорита с уроками западной стихотворной традиции нынешнего столетия.

    Айги Геннадий. Тетрадь Вероники: Стихотворения
    М.:Гилея, 1997.

      Одна из самых известных в мире книг Айги, написанная в 1983-84 гг. и посвященная новорожденной дочери поэта, призвана выразить, по выражению Айги, "патеринские" чувства - нежность и восхищение взрослого перед младенцем. Лаконизм и глубина отличают иллюстрации Игоря Вулоха.

    Анашевич Александр. Столько ловушек: Стихи
    М.: АРГО-РИСК, 1997 ("Библиотека молодой литературы")

      Первый сборник воронежского поэта и драматурга. Длинные строки, нотки манерности и эстетства в сочетании с неподдельным эмоциональным напряжением, - такие стихи мог бы писать Пьеро. Было бы любопытно увидеть здесь линию раннего Кузмина, увиденного через призму Евгения Харитонова.

    Новиков Денис. Караоке: Стихотворения
    СПб.: Пушкинский фонд, 1997 ("Автограф")

      Первая в России (и вторая после вышедшей в американском "Эрмитаже") книга самого младшего и раньше всех замеченного представителя поколения 30-летних. Новиков продолжает следовать линии Гандлевского, используя при этом вместо позднесоветского материала американский и европейский - впрочем, выглядящий несколько более разреженным. Определенную свежесть придают последним стихам Новикова ноты ненависти и презрения к новой (и не только) российской действительности, что пока мало кто из представителей серьезной литературы себе позволяет.

    Ройзман Евгений. Стихи
    Екатеринбург: Изд.Уральского ун-та, 1997.

      Первый сборник уральского поэта включает немногое избранное из написанного за 10 лет. Тексты очень разные - от переложения Псалмов до стихотворения на лагерном жаргоне, - но общий уровень свидетельствует о незаурядном даровании.

    Строцев Дмитрий. Виноград: Стихи
    Минск: Виноград, 1997.

      Изящная лирика одного из ведущих русских поэтов Белоруссии.

М а й

    Бурич Владимир. Тексты: Книга вторая
    Москва, 1995. [Издатель не указан]

      Только что вышедший (вопреки году издания) посмертный сборник видного русского верлибриста включает все ранее не публиковавшиеся стихи зрелых лет, а также любопытные образцы творчества молодого Бурича (середины 50-х гг.) и обширные куски из его записных книжек - наброски, афоризмы, размышления.

А п р е л ь

    Кенжеев Бахыт. Возвращение
    Алматы: Жибек жолы, 1996.

      Книга стихов Кенжеева приблизительно 20-летней давности, списанная в макулатуру тогдашним руководством Союза писателей Казахстана, но уцелевшая и теперь изданная - с параллельными текстами по-казахски. Наивные (гораздо традиционнее нынешних) тексты, нигде до сих пор не печатавшиеся.

    Подушкин Андрей. Общепит: Стихи и поэмы
    Челябинск: Челябинский Дом Печати, 1997 ("Библиотека массового чтения")

      Ироническая поэзия с уклоном в соц-арт, в чем-то близкая Олегу Григорьеву, но использующая разные версификационные традиции (например, восходящую к Маяковскому). Наиболее радикальные тексты производят сильное впечатление.

    Сутягин Константин, Шевченко Александр. ... E la nave va: Смерть замечательных людей. / В 5 тт.
    СПб.: Красный матрос, 1997.

      "Бумажные объекты" петербургских художников-концептуалистов - пять тонюсеньких брошюрок в единой кассете, посвященные Пушкину, Гоголю, Чехову, Толстому и Достоевскому. Анонсированная на обложке "полемика с русскими футуристами" (по поводу "сбрасывания с парохода современности") ведется с обериутских позиций: в трактовках писательских образов чувствуется сильное влияние Хармса и псевдо-Хармса (вплоть до прямых цитат), и в этом смысле Сутягин и Шевченко с их иронико-абсурдистскими интерпретациями био-, а вернее сказать - танатографических сюжетов из жизни писателей куда менее радикальны, чем Дмитрий Александрович Пригов, наделяющий тех же и аналогичных персонажей произвольной и самодостаточной метафизической нагрузкой. Зато акцидентный набор со множеством шрифтовых фокусов, несомненно, родствен футуризму (был бы просто совсем футуризм, если бы не совершенно антифутуристическая роскошная мелованная бумага).

М а р т

    Рувинская Ирина. Пока
    М.: Весть, 1996.

      Второй сборник харьковской поэтессы. Среди достаточно рядовой женской лирики встречаются, особенно ближе к концу книги (построенной, по-видимому, хронологически), тексты пронзительные и точные (многие из них связаны с трагическим постсоветским феноменом невольной эмиграции).

    Сен-Сеньков Андрей. Тайная жизнь игрушечного пианино
    М.: АРГО-РИСК, 1997.

      Маленькая изящная поэма. Третья книга молодого поэта-верлибриста из Воронежской области.

    Из архива "Новой литературной газеты": Сб-к
    М.: АРГО-РИСК, 1997.

      "Новая литературная газета" - преемница хорошо известной газеты "Гуманитарный фонд" - выходила всего несколько месяцев: с марта по июль 1994 года; выпуск ее был прекращен в результате банкротства издателя, остались макеты 4 подготовленных, но не вышедших выпусков, другие материалы редакционного портфеля. Тексты, не напечатанные в других местах за последующие 2,5 года, составили этот альманах; в их числе рассказы Бориса Кудрякова и Александра Шарыпова, стихи Владимира Аристова, Леона Гроховского, М.Нилина, азбука Дмитрия А. Пригова, статья Им.Ярека о Вячеславе Курицыне... Книгу завершает указатель произведений, напечатанных в "Новой литературной газете".

Ф е в р а л ь

    Геннис Георгий. Время новых болезней
    М.: Музей Вадима Сидура, 1996.

      Первая книга стихов ученика и воспитанника семьи Сидуров, многие из которых являются своего рода иллюстрациями к графике Вадима Сидура (также вошедшей в книгу). Основной мотив верлибров Генниса - сексуальность и, шире, плотскость как кошмар и проклятие человека, заполняющие все его существование.

    Левчин Рафаэль. Водаогонь
    СПб.: Новое литературное обозрение, 1996 (Б-ка "Черновика")

      Первая в России книга в прошлом киевского, а ныне чикагского поэта, одного из основателей (наряду с Алексеем Парщиковым и Юрием Проскуряковым) литературного течения, впоследствии названного "метареализмом". В книгу вошли поэма "Сложная биография Катулла", драма в стихах "Действо о Данииле" и отдельные стихотворения. Прихотливый шрифтовой дизайн выдает руку Александра Горнона.

    Рубинштейн Лев. Регулярное письмо
    СПб.: Изд-во Ивана Лимбаха, 1996.

      Четвертое отдельное издание текстов Рубинштейна в России предложило наиболее удачный на сегодняшний день способ переноса рубинштейновских карточек на книжные страницы - путем имитации не просто самих карточек, но и их предназначенности для вырезания из книги и дальнейшего автономного использования (дизайн Д. и С.Плаксиных). В книгу вошли 14 текстов.

    Рябов Игорь. Рыбы и другие ноумены
    М., 1996. [Издатель не указан]

      Первая книга молодого прозаика (ранее печатавшегося в журнале "Соло" под псевдонимом "Игорь Карлов") демонстрирует умение сплавлять стилевые и мотивные элементы, заимствованные у Фриша, Кортасара, Набокова и других классиков во вполне индивидуальный, хотя и смутно знакомый художественный язык. Несколько особняком стоит рассказ "Ахтымайский писарь" - по всей вероятности, неудавшаяся попытка попробовать себя в жанре иронической локальной хроники.

    Проблемы с кодировкой: Сб-к рассказов
    М.: АРГО-РИСК, 1997.

      Книга-акция: все тексты напечатаны не поддающимимся прочтению наборами букв или иных знаков, возникающими обыкновенно при конвертировании текста из одной компьютерной программы в другую как следствие некорректной перекодировки, - ситуация, знакомая каждому, кто имеет дело с компьютерным набором. Возможность дешифровки текстов сохраняется: как благодаря легкой (для тех, кто работает с компьютером) опознаваемости большинства неверных кодов, так и в силу наличия в книге ключа - напечатанного обычным способом содержания, из которого явствует, что ее авторы - Николай Байтов, Вячеслав Курицын, Владимир Тучков, Игорь Жуков, Максим Скворцов и Данила Давыдов.





Вернуться
на страницу "Литературная жизнь Москвы"
Коротко о книгах - 1998
Вернуться
к списку отрецензированных книг

Copyright © 1997 Союз молодых литераторов "Вавилон"
E-mail: info@vavilon.ru
Яндекс цитирования