Юбилейный опрос

К ВЫХОДУ 50-го [бумажного] ВЫПУСКА "ЛИТЕРАТУРНОЙ ЖИЗНИ МОСКВЫ"

1. Было ли среди публикаций ╚ЛЖМ╩ что-либо, что произвело на Вас особенно сильное впечатление? Что именно и почему?

2. Чего, по Вашему мнению, не хватает бюллетеню?


        • Сергей Соколовский

      1. Мне сравнение Давыдова с Приговым понравилось. По-моему, декабрьский номер (21.12.00.Ред.). В две фразы уложено довольно исчерпывающее соотнесение конц-ма с опст, т.е. постк-мом. Ну и своя фамилия иногда радует √ вдруг обнаруживаешь, что вообще существуешь, а не только за гранью алкогольного галлюциноза того же Д.М-ча.

      2. Как ни печально, всяческой совписовской лажи. Особенно ╚почвеннического╩ свойства. Хотя бы на правах курьеза √ иначе получается некая подспудная идеология, что вот, мол, есть наша литература и не вполне наша, которой типа нет вовсе. А она, однако же, есть. Представление о ней крайне мутное в силу того, что по большей части это ужас-ужас-ужас и копаться в нем не шибко приятно. Объявления в этом плане, наверное, не очень нужны, а вот пара-тройка обзоров √ отчего бы нет?


        • Татьяна Милова

      1. Леонид Костюков с его проектом судилищ и, помнится, иных литературных игр, призванных скрасить наши однообразноватые радения ("ЛЖМ" #23, декабрь 1998 г. √ Ред.). Это не значит, конечно, что виртуальная литературная жизнь интересней реальной (хотя...). Просто Леня хорошо думает и хорошо пишет.

      2. Не хватает информации √ пусть одной-двумя строчками, пусть в некоем рубрикационном гетто √ о том, что происходило и будет происходить на иных территориях (к примеру, в том же ЦДЛ или литературных музеях, сведения о которых просачиваются лишь тогда, когда там случаются "наши люди"). Понятно, что в большинстве случаев редакция не хочет брать на себя ответственность за рекомендацию, а ходить на все это ей и подавно в лом √ так пусть это будет откровенный столбец перепечаток из "Экслибриса", "Книжного обозрения", "Литературки" и прочих, которые считают нужным это анонсировать и освещать. Самостийность и незалежность данного издания, по-видимому, слегка пострадает, зато с объективностью будет получше.



        • Борис Кочейшвили

      1. Я человек неизбалованный: самое сильное впечатление было √ когда упомянули, что появился такой человек, как я.

      2. Картинок не хватает. Вот если я не был на вечере, а человек какой-то свежий, малознакомый, √ хорошо бы печатать физиономию!


        • Александр Левин

      1. Не помню ничего такого. Информационный бюллетень, кажется, и не ставил своей задачей всего меня перепахать. Или ставил?..

      2. Избранная форма мне представляется вполне удачной. Все конкретно, информативно, по делу. Но я не могу полностью принять саму концепцию бюллетеня. Точнее, того, как выглядят в нем отчеты о литературных вечерах.
          Отказываясь от хотя бы краткого анализа прочитанных авторами произведений (исключение делается только для новых имен или для тех, кто выдвигает на выступлении некую концепцию своего творчества, пусть и самую абсурдную), газета подробно освещает акционную и, особенно, дискуссионную сторону рецензируемых (протоколируемых?) мероприятий. Излагается аргументация сторон, отслеживается сам ход дискуссии.
          Получается странный перекос, этакий филологический. О дискуссии по поводу малоинтересного автора я читаю много интересного, тогда как об интересном выступлении известного автора, которое по какой-то причине не сопровождалось дискуссией, акцией или манифестом, не могу прочесть ничего, кроме сухого упоминания о том, что "автор прочел стихи последних лет, а также некоторые старые тексты". Между тем, новые тексты, наверняка, чем-то отличались от старых. Об этом как раз очень хотелось бы узнать. Ан – шиш. Если автор сам почему-то не высказался о своих нынешних творческих установках, то молчит об этом и автор отчета.
          Такая газета могла бы называться "Литературная мысль Москвы" или вроде того. Принятая в ЛЖМ (хотя и не всегда выдерживаемая) безоценочность суждений не предполагает обязательного отказа от анализа. Всегда можно попробовать разобраться, что к чему, не навязывая автору своих концепций, а читателю – суждений. Можно, но это трудно (и, думаю, дорого стоит). От журналиста требуется подготовка (надо хотя бы знать, что и как автор писал раньше), да и серьезное внимание к прочитанным на вечере текстам. Что тоже не всегда реально.
          Короче говоря, издание, которое мне хотелось бы видеть под маркой ЛЖМ, сейчас не по силам реализовать никому. Так, некое мечтание.


        • Владимир Строчков

      1-2. На первый вопрос конкретного ответа не имею, хотя, разумеется, некоторые публикации неизбежно оказываются более интересными и информативно насыщенными – чаще всего потому, что их тематика представляет интерес (позитивный или негативный – неважно) для автора публикации. Но в этом есть и одна из основных проблем "ЛЖМ", поскольку узок круг этих авторов, и хотя страшно близки они к народу, сути дела это не меняет: соответственно узок и диапазон мнений и оценок. И поэтому если даже круг мнений участников описываемого события в публикации представлен во всем их разнообразии, тем не менее в самом их изложении волей-неволей всегда более или менее явно присутствует некое единообразное отношение к этим мнениям самого автора публикации, имеющего, естественно, свое собственное мнение. Порой это заметно даже чисто количественно: автор более подробно останавливается на том, что более близко или интересно ему самому. Это естественно и по-человечески понятно, но в результате многополярность мнений участников события оказывается смещена однополярностью личной позиции автора публикации.
          Отсюда и ответ на второй вопрос. "ЛЖМ" недостает разнообразия и столкновения мнений в оценке событий и точек зрения их участников. Конечно, было бы замечательно расширить круг авторов публикаций, привлечь к работе бюллетеня вполне известных и компетентных людей с заведомо различными позициями – в частности, Айзенберга, Алехина, Кулакова, Орлицкого, Михайловскую, Курицына... Однако априори ясно, что это крайне затруднительно, по крайней мере на регулярной основе: у каждого из них – свои дела, свои проекты. Поэтому мне кажется, что есть по крайней мере два пути хотя бы частичного решения этой проблемы.
          Первый – предложить нынешним авторам "ЛЖМ" проводить блиц-опрос участников события сразу после него на предмет выяснения их мнения о самом событии и высказанных в его ходе точках зрения. Недостатки этого пути: во-первых, и без того обремененный автор обременяется дополнительной работой, отлавливая и допрашивая разбегающихся свидетелей, а во-вторых, кто в состоянии помешать автору вольно или невольно исказить в своем изложении и эти их свидетельские показания?
          Второй путь – более неуправляемый, но и более объективный – открыть рубрику типа "votum separatum", где желающие могли бы оспорить мнение авторов "ЛЖМ" и изложить свою точку зрения. Правда, в оффлайновой версии бюллетеня в силу его ежемесячной периодичности все это растягивается по крайней мере на два месяца с момента события, что снижает актуальность обсуждения, но в онлайновом варианте "votum separatum" может быть заявлен и опубликован хоть на следующий день после публикации отчета. А буде объем и количество откликов превысит возможности бумажной версии, всегда остается возможность ограничиться в бюллетене ссылками на онлайновую публикацию дискуссионных материалов.
          Кроме того, полагаю, что в программе предстоящих литературных вечеров в тех случаях, когда речь идет не о простом авторском вечере, а о некотором более сложно устроенном мероприятии, стоит давать аннотацию устроителей, поясняющую, в чем состоит их замысел и чего они ждут от потенциальных участников. Ведь очевидно, что чем более подготовленной придет публика, тем интересней и насыщенней получится действо. Пока нечто подобное можно увидеть только в анонсах "Воскресений Сапгира".
          В целом же я оцениваю деятельность "ЛЖМ" в обеих версиях как чрезвычайно полезную, как в чисто информационно-новостном плане, так и с точки зрения ее организующего, структурирующего и интенсифицирующего влияния на литературную жизнь – по крайней мере, московскую. Возможно, пора подумать и о расширении информационного пространства – для начала, в частности, открытия хотя бы онлайновой странички Санкт-Петербургского Литературного Гида, на сегодня существующего только в виде e-mail рассылки и, следовательно, доступного не всем (это не совсем так: онлайновая версия с недавних пор открыта. – Ред.). А там, глядишь, и еще какие города подтянутся. В идеале и перспективе мне, старому гигантоману, видится нечто вроде "Литературной жизни России" или даже "Литературной жизни России и русского зарубежья" с территориальными корпунктами – а под такой проект можно уже и серьезные средства попробовать привлечь – а значит, и новых людей. Энтузиазм, подкрепленный гонораром, все-таки не только функционирует эффективнее, чем энтузиазм, не подкрепленный гонораром, но и с очевидностью свойственен большему числу энтузиастов.


        • Алексей Алехин

      1-2. У меня сейчас просто физически нет времени написать что-то осмысленное про ЛЖМ, но считаю долгом поздравить искренне с грядущим юбилеем и отметить, что это чрезвычайно полезное издание мне лично экономит кучу времени, позволяя своими лаконичными, но достаточно исчерпывающими отчетами быть в курсе значительного слоя московской литературной жизни. Ну а чего это стоит, поверьте, я понимаю лучше многих!

                Май 2001 г.





Вернуться на страницу "Литературная жизнь Москвы"



Copyright © 2001 Союз молодых литераторов "Вавилон"
E-mail: info@vavilon.ru
Яндекс цитирования