Максим СКВОРЦОВ

      Из архива "НОВОЙ ЛИТЕРАТУРНОЙ ГАЗЕТЫ"

        Сборник произведений.
        / Составитель Дмитрий Кузьмин.
        М.: АРГО-РИСК, 1997.
        ISBN 5-900506-53-3
        C.23-26.

    Заказать эту книгу почтой


    МЯГКОЕ КОЛЬЦО

            Курочка-пеструшка на вертолете поднялась и, без парашюта... Летела, как смешной обрубочек говяжий. Кудахтала без выбора, без цели. Не имела другой возможности. Ойкала, как подобает маме-Куре, цыплячьей мамуле. Хотела выразиться в воздухе и максимум получила. Сейчас упадет. Темечко больше уже никогда не зарастет. Не летают курицы, не летают! Не орлы они! Не орлы и не ястребы! И не коршуны! И не стрижи! И не голуби! Вечные божьи цыплята! Голубые грибы. Образования грибковые! Гнойниковые.
            Под крылом фурункул вскочил. Вот она и летает над кварцевыми свечениями. Насколько умеет, конечно.
            Вот видит она далеко-далеко внизу семечко. Упала бы - поклевала. А мимо пролетела - так и не успела.
            Калевала наклонился и моментально получил по попе. Сделал вид, что не заметил, и получил тогда еще. Практически сразу.
            Началась порка. Народный герой только и успевал, что повизгивать. Тут ему на голову свалилась жареная пеструшка.
            Все вы из курса школьной физики знаете, что скоростной воздух - великолепная сковородка. Этот способ приготовления пищи использовался гусарскими соединениями царской армии времен наполеоновских войн. Когда военные дворяне не могли раздобыть огня, они подкидывали дичь в воздух, и та, падая, жарилась в результате трения.
            Пеструшка, пеструшечка убилась, окровавленная моя птичка. Окровавленный мой мешочек. А с ним и семенной порошочек. Парашютик - канатик, уздечка, лошадка, розовое седло.
            Солнце всходит и заходит. Солнце входит и выходит.
            Курочке не хватило парашютика. Дурочке не хватило дырочки. Лопнули ткани в пух и прах. Нет моей лысенькой курочки, что так еще вчера клювиком развязывала узелки на моем веретенке.
            Серая, серая шерсть. Серая, серая шейка мат...ери немецкой. Немецкого народа. Жанны Д'Арк, задохнувшейся в девственной плеве.
            Инквизитор Великий Алеше Карамазову на ногу наступил, палец сломал, между прочим. Тот ему второй подбородок подставил. Все стареют. Что уж тут сделаешь! Все молодеют относительно смерти.
            Одиссей под шкурой паршивой паршивой овцы, как уголек в шахтерской вагонетке. В конечном счете, был сброшен в кратер.

            ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЭКСПЕРТНОЙ КОМИССИИ
            Одиссей Максим Юрьевич. 1973-го года рождения. Дважды мужчина. Космонавт. Способный мальчик. Студент. Космонавт. Космонавт, космонавт. Отчасти космический корабль.

            Курица Мертвая Голова стучится ко мне в окошко. Просит место между мной и... Желает функциональным мечом что? Быть! Будьте готовы!
            Здоровье ходит на цыпочках по моему коридору, облаченное в сиреневый саван. (Выбор цвета как бы неслучаен.) Хочет смерти моей смерти, дура! А я смерть свою е..ть хотел и е...л. Ел ее, имел ее, хотел ее.
            Доказательством того, что она именно та, за кого я ее принимаю, является то, что она уже беременна от меня несколько лет, как серая пушистая неуклюжая слониха.
            Не люблю я французскую мысль. У французов даже вместо слюны или мочи один одеколон, или какая-нибудь "Шанель #5" вместо менструальной крови у женщин.
            Алеша с семечками в ладошках плакал и не мог отыскать. Темномазов неведомый из глубины веков на коне с копьем. Изольду перекинул через седло, изнасиловал и распял на скале. Прилетала курочка-пеструшка, клевала Прометевну в ду. Кусочки тела ея уносила в гнездо.
            В деревне, на склоне горы со скалой, жил музыкальный кузнец. В день распятия Изольды он сам себе сделал... птицу и полетел над холмами родимой земли. Облетая знаменитую медвежью скалу, к которой недогадливый Алеша приковал свою избранницу, Вагула обозрел оную страдающую жертвенность, освободил ее, посадил в хвост, улетел ее с тем, чтобы лечить.
            Алеша, вернувшись, был раздосадован. Разделся и голой попой сидел на том месте, где час назад находились босые изольдины ступни. Долго сидел.
            Тут закрыла Черная Курица полнеба. Летала над Советской страной и несла золотые яйца.
            Шла война. Красоты она была неописуемой. Алеше нравились ее ногти. Действительно, в красном мундире курица была великолепна.
            Алешина мама резала лук и плакала из-за пустяков. Уже более двадцати лет она вынуждена была мириться с тем, что у ее сына было четыре тени для каждого конца света. Кроме всего прочего, был Большой для Мягкого кольца. Но мягкое кольцо улетел к себе Вагила, чтобы лечить честным путем. Иначе он не мог. Этот прямой человек. Мягкое кольцо хотелось ему повесить на гвоздик, вроде подковы на счастье.
            Изольде легко давалось лечение. Казалось, тело ее специально создано для врачей...
            Алеша рыдал по ночам. Он любил читать сказки про Ивана. Но сейчас было тяжело. В каждой букве виделись ему древнейшие символы мягких колец. Ежик-волшебный клубок, дырочки в костях таза Кащея, молодильные яблочки, Валаамова ослица - все это казалось ему мягким кольцом.
            Мамин голос, ее очки, упреки друзей, мысли преподавателей - все это казалось ему мягким кольцом.
            Куриные перья, покрышки автомобилей, поглощаемая пища, физиологические процессы: ломота в суставах, позывы к рвоте, случайные взгляды в толпе - все это казалось ему мягким кольцом.
            Через четыре недели после начала курса лечения, назначенного кузнецом Вагиной, Алеша стал замечать, что и пальцы, его собственные пальцы - это тоже отчасти мягкое кольцо, и волосы, и ноги, и задница, и живот, и ступни, и ротовая полость - все это стало казаться ему мягким кольцом.
            С этого решающего момента начался многодневный процесс его духовного самосовершенствования.
            Алеша любил Мягкое кольцо, желал его, имитировал его, стремился быть похожим на него. Он часами пытался издавать звуки, похожие на кольцо. Он извивался и принимал кольцевые позы. Жизнь его стала похожа на мягкое, теплое, нежное кольцо. Однажды алешина мама, войдя в комнату сына, всплеснула руками и зарыдала. На розовой простыне лежало маленькое, красноватое пульсирующее колечко. Оно тихо постанывало и кокетливо приоткрывало и снова закрывало розовые лепестки.
            В то же утро Мягкая Изольда проснулась здоровой, но несколько на иной манер, чем ожидал Вакула. Так, например, из тела ея исчезло кольцо, а на его месте появился Большой. Иначе говоря, Изольда превратилась в Алешу Карамазова, который вскочил с постели и ударил Вагину по лицу.
            Забавно при этом то, что изначальный Алеша унаследовал от Изольды только ее мягкое трубчатое кольцо, а сама девушка, казалось бы, бесследно исчезла.
            Однако спустя много лет Алешин сын от Мягкого кольца, который кстати стал кузнецом, сбросив с вертолета какую-то курицу, добился того, что она снесла яйцо, из коего вылупилась девятнадцатилетняя девушка с не очень стройными ногами, в чьем благообразном лике оба мужчины без труда узнали Изольду.
            Ваня Карамазов, ибо так звали алешиного сына, тоже взялся лечить божественную праматерь. Ему повезло больше, чем первому кузнецу, но кончилось все тем, что Алеша распял на скале обоих.
            С сына он снял кожу сразу, а остальное довольно быстро склевали черные куры из числа горцев. Изольду же он временно оставил в цепях за ширмой, а сам спустился в кузницу, стал кузнецом, опять-таки сам себе сделал птицу и, вернувшись за Изольдой, улетел ее под скалу и окончательно вылечил.
            Мягкое кольцо, а именно кольцевидный синтез прежних Алеши и Изольды, давно уже ставшее семейной реликвией, было завещано двадцатилетнему Одиссею, который спустя много лет во время генеральной уборки спустил его в унитаз.
            Черная курица стала священным животным. Рассказывают, что первые девятнадцать лет венчающимся парам вместо кагора подавали куриную кровь, но теперь так больше не делают.
            Так, казалось бы, случайные персонажи, очутившись рядом, превращаются в сложную систему образов.
            Что до меня, так я Максимка - самодостаточная спиралька. Кстати говоря, моего кастрированного кота зовут Тристаном, и это кто угодно может вам подтвердить.


    Следующий материал                     




Вернуться на главную страницу Вернуться на страницу
"Журналы, альманахи..."
Из архива
"Новой Литературной Газеты"

Copyright © 2000 Максим Скворцов
Copyright © 2000 Союз молодых литераторов "Вавилон"
E-mail: info@vavilon.ru
Яндекс цитирования