Василий ЛОМАКИН

ПОСЛЕДУЮЩИЕ ТЕКСТЫ

      Книга стихов.
      М.: Книжное обозрение (АРГО-РИСК), 2012.
      ISBN 978-5-86856-229-7
      Книжный проект журнала «Воздух», вып.61.
      64 с.

    Заказать эту книгу почтой



СОДЕРЖАНИЕ

Des Knaben Wunderhorn
Али и Лили
Памятник Гоголю
Или правда у каждого древа...
1. Адам, давай на рынок...
2. Я строго обижаю...
3. Москву немало чистили...

По ветвям...
Существует небо...
Первый снег
Европа зеркало-шпиона...
Ногами дрожит...
Малина народной мельницы
Ал верх моих полей...
1. Вода злит пылание минерала...
2. Грянет с неба гвоздей ящик...

1. Татарин красит минарет...
2. Калло стоит, расставил ноги...

Закат над Пресней
На горе стоит странное отделение...
Флора – лесная и прудо-речная...
Меня рвали багром нереиды царевны...
1. На берега Прованса...
2. Под снегом...

Кротики, это ужас...
то не адам еву мерит...
Рождество
на лире колоты...
а я ли я...
1. ввержен де молоху...
2. три ришты...
3. трогает тление царевича...

Похвальба соловья
1. безчто безгде...
2. ударившись гол о...

глаза надавлены...
кровь морская мылится под венерой...
безумны нынче серафимы...
1. и разорвал: о, горе зерну...
2. ты неясная: хребет?...

мой – свинцовый мрак, а твоя...
на трофее каменная резня...
лира преследует алкея...
какие красивые в пещере ноги...
где и в каком краю луна...
Заливается ангел: пою руку Психеи...
1. икар горя упал в моря...
2. разное можно купить в кровавой холодной пещере...
3. не нажатием на биение рада...

Имя пшеницы в золоте строгом...
лица безкровен член...
Комментарий тоньше чем гробница книги...
Двор лица вправо поставила...
Не огнями заливается ветер надписи...
Серебряная Водка
Ляля и цианид




    Des Knaben Wunderhorn

        То не в пекле тарас рогами
        Чинит бандуру

    1

    Страшная смерть сироты из Сибири
    От диатеза
    Се, образует район обороны
    N-ский свой сектор

    Смерть-сирота на картине обстрела
    Зрит и арест и расстрел самострела
    Влажные стигмы мажет зелёнкой
    Ищет и вшей там

    Там и без этого зелены листья
    Бледные лица
    Но и без этого серая злится
    Брешет берсерком

    Где суицид подкосил хлебореза
    Личным мотивом
    А цианид искусил офицера
    Мокрым кристаллом

    2

    В лесу умирает пехота
    На небе качаются бомбы
    Упала зелёная рота
    Боками на красные ромбы

    Читает над ними кукушка
    Крестясь на широкие кроны
    Что элементарные избы
    Уже фрагментарной отчизны
    Есть имя и смысл обороны

    ...звереют на небе перуны
    Темнеют крылами Законы –
    Вы, красные миллиарды
    Зелёные зиллионы

    Я только подёрну гробами
    Ударю раскрашенный шар
    И лес со своими дубами
    Порву на сверкающий пар

    3

    Звёзды стали лунами
    Луны стали звёздами
    Появляться на земле
    Вечерами острыми

    На нерусские духи
    Под губами семечки
    Побежали холодки
    На браслете времечки

    Алым слили на воду
    Утреннему времени
    Улетели на небо
    Ясным цветом семени

    4

    Она любила танцевать
    Вечерами чинными
    Там легко влюбляться
    И дружить с невинными

    Длинными, зелёными
    Глазами пострекаться
    После скромного танца

    Нежно вызнать мальчика
    Пригласить встречаться

    Сходить к его матери
    Потрогать фотографии
    Ночевать остаться


    Али и Лили

    Али, Вы спите? в снегу бар...
    Лили, скажи лились
    Всего четыре слова
    А звонки прослушиваются

    Вот и всё, что нежности
    И почти невинности
    Сейчас подскажет дружба

    Пока протоколирует
    Нас служба нравственности
    Учит внимательности

    Что кровью торговаться?
    Тонко замораживает
    И нежно загаживает
    Но сложно встречаться

    Надо лютыми Таро
    Телесно тасоваться
    От великой лёгкости!


    Памятник Гоголю

    N:
    Никитского бульвара
    Три тома Душ Живых...

    Z:
    Иноцветный тон двора
    У домов иных!

    N:
    Вне общенравственного
    Плеска голубиных крыл
    Праха государственного

    Но внутри броска
    Брения из плевка
    И света нетления

    Прозрачному Крылову
    Андреев отлил памятник...

    Z:
    Там точатся три струи
    Под сению листвы!

    N:
    Высокий труп сидит
    Зрит лисой из лип...


    * * *

    Или правда у каждого древа
    Шиномонтаж свой

    Или стоит на сухой остановке
    Каждый автобус

    Или подумал руками браться
    Жжёный и зелёный зоон

    Или (сухим корпуса́ пидарасит
    Злой и от крови)

    Видит и эти бедные ветки
    Знает и больше


    * * *

    1

    Адам, давай на рынок
    Купи себе крано́в
    Подходят-не подходят
    Для не твоих домов

    Когда я был водою
    (А я и так вода)
    По трубам подавался
    И в кране был всегда

    2

    Я строго обижаю
    Святого жертвака
    Ножами убожаю
    Благого фармака

    Что мне горный, тонный
    Без мозгов прото-князёк?
    Резче автохтонный
    Жёсткий медведёк

    3

    Москву немало чистили
    Квартиры и дома
    Строго отбирали
    На предмет ума

    Если даже голуби
    У дверей метро
    Ментовски́е си́роты
    С неловкими погонами┘


    * * *

    По ветвям
    И этажам

    Щемясь по мокрым
    Камням рукой

    Ликуя стёклам
    Пустой щекой

    Пойду по окнам
    На свой восьмой


    * * *

    Существует небо
    Залупа пригород
    И суд

    Имя красивая
    Птица во рту сломала
    На три буквы

    Мать купила и собрала
    Вещи среди игл
    И крови


    Первый снег

    Выступает мраморок
    Нервная седая шмазь
    Первый снег у ног метро
    Предъявляет, матерясь

    Рот ли Бог ему излил
    И новое имя дал
    И город-герой Москва
    По-пидарасьи зарыдал


    * * *

    Европа зеркало-шпиона
    Поставила по кабакам

    Леда разбила грудью зеркало
    А лебеди забили Леду грудью

    Европа встала вся зеркальная
    Пылая яркими стыдами

    Её убил Отец Небесный
    Дымя ужасными дымами


    * * *

    Ногами дрожит –
    Высокие нервны
    Глазами бежит –
    Ужасные гневны

    Меня покрывали
    Парные эребы
    И страшные Первы
    Пускали мне перлы
    И нежные Вторы

    Мне порвали недры
    И бедное сердце

    И порвали рот мне!


    Малина народной мельницы

    Сложные крепи
    Вымкнули цепи
    Ветер разнес
    Высокую виселицу
    На много мест
    ...аггел вертит
    Быстрый крест

    Нервный аггел
    На крепком крыле
    Трётся малиной
    На крепкие Альпы
    Нервные марли
    В Немецкой земле!


    * * *

    Ал верх моих полей
    Бегут ряды нулей
    Вечерний дар, гуди
    Кому нули? пробой
    Самим себя собой
    Пролился на груди
    Пали-себя-звезда?
    Пали мал-мал туда


    * * *

    1

    Вода злит пылание минерала
    Звеня дымными шарами газа
    Зеленит водка сахар мрамора
    Растворяет паноптикон героя
    Глаз и пустой феатр вне глаза

    2

    Грянет с неба гвоздей ящик
    Защемит вроде набатом
    Пахнёт щепкой целый лес
    На дворе рука Адама
    В доме Гость, пылая, ест
    Свой демьянов буйабесс


    * * *

    1

    Татарин красит минарет
    Из ведра зелёной краской
    Еврей ведёт куда-то негритёнка
    Наверно, это Авраам

    2

    Калло стоит, расставил ноги
    Нимфу сатир зажал в ногах
    Она трясётся мелким ёбом
    А рядом печь где жгут цыган


    Закат над Пресней

    1

    На Ходынке Хорошёвским кадеткам
    Корабли построил Кубла-хан
    Мирное солнце святым артефактам
    Ратным карьерам!

    2

    Там ли искать филиал автобазы
    Минобороны, где солдат поверг
    Валенки с галошами на синий снег?

    3

    Крокодилы (да продлит Аллах
    Их дни) и честные Верблюды
    Небесам творят раком намазы


    * * *

    На горе стоит странное отделение
    Всё залитое солнечным светом
    Там всех лечат от разных болезней
    Всё компотом, пюре и котлетами

    Всей масонщиной мытого кафеля
    Непомытыми кессонами купола
    Сложной матерью сизого пурпура
    Упрощаясь на слизистой кухне –
    И язвительными мегалитами
    Расставляясь на маленькой лестнице

    Звонко в зеркале бьётся денница
    Заливается шприцем сестрица –
    Быстро драится спиртом зеница


    * * *

    Флора – лесная и прудо-речная
    Фауна – фавн и мокрая офелия
    Два шага до собственно волюпты
    И вот ея красная в лесу утроба

    Дико пахнут внутренние краски
    Надавлены для общего вменения
    Столь наивной и милой жертвы
    Что они сразу горят на воздухе...


    * * *

    Меня рвали багром нереиды царевны
    Страшно багром рвал псевдодельфин
    И от имени личного состава части
    Я написал заявление на Периандра
    Спрашиваю, где пьедестал
    Говорят: а он не там стоял...


    * * *

    1

    На берега Прованса
    Вертолётоносец мистраль
    Насыпал аппараты
    Стоит ужасный треск
    Горят иллюминаты
    А сердце вертит крест

    2

    Под снегом
    Зажгли осиновые ульи
    Язвят корабль
    Ассегаями в зебры –
    Мы засыпаны авианосцами Ноя!


    * * *

    Кротики, это ужас
    Это ужас, кротики
    Котики, это ужас
    Это ужас, котики


    * * *

    то не адам еву мерит
    един во двух три вообразует

    три-четыре извержены ваала
    четыре радуются языка света

    пятая же колонна марширует
    пятка шестого ся мацерирует

    не плясать чечётку богатому
    с ганнибалами и гитлерами

    изступили ума гамадрильцы
    биоумирая от белого снега

    самка россии цветик вертит
    дам мол своим ваней смерти


    Рождество

    тонкая роза
    родила в хлеб нам
    тремя разъяла
    склад двойцы

    ранка капнет
    каплю масти
    существенного
    живая мазь

    много радуются
    радостные цари
    сокрушение
    ироду июде

    увиты цветами
    сани с печкой
    алым ядом
    ноют угли

    волк-медведь
    вокализирует
    военный агнец
    блеет сигналы

    снег же их
    тремя и мерит


    * * *

    на лире колоты
    тонкие точки:
    два пути пшена

    кольщик парши
    вскипятит лету

    прикопает флейта
    три зерна проса


    * * *

    а я ли я
    и я я ли

    и я я и я
    и я и я я
    я и я и я


    * * *

    1

    ввержен де молоху
    оному выем номен

    2

    три ришты
    мята и роза
    радуга аппа-
    -рата адама
    небо и снег
    коза сестра
    небо прямо
    звёзды дома

    3

    трогает тление царевича
    цесаря нетление умиляет
    а тления истлели клоаки
    роза новообразуется
    новая от григория новых


    Похвальба соловья

    Имя выем вием!


    * * *

    1

    безчто безгде
    и с какой целью
    и счто сгде безцельно
    и что где
    творится с целию
    и то де есть

    2

    ударившись гол о
    вой о мостовую о
    на увид ела, что э
    то не кровь, а под
    ушка и там выши
    т крест и надпись
    "любимому сыну"


    * * *

    глаза надавлены
    а болит океан
    побежал агнец а
    вот алым в пальме книга:

    кукушка серебряная стыдится
    в рай выйти цветами как люди

    цветы пойдём, привет
    макну милому в кровь
    ярким я умом цветы


    * * *

    кровь морская мылится под венерой
    губами нашими в печальной москве
    лишь про будто слёзы разговор
    посреди сердца
    а следом чистые чертоги друга
    лета вспоминает пугая обмороком
    на дымном соске янтарными
    миндальными отчизнами


    * * *

    безумны нынче серафимы
    и звезда ночи
    и белое вещество луны
    гостья скажет: здесь кровавый песок
    о, зальюсь висящим светом неба
    без содрогания спокойным шаром
    и его белой гарью


    * * *

    1

    и разорвал: о, горе зерну
    слепая не видит весна крови
    летит, а хлеб дома!
    вспоминай теперь горе
    пока "я" уже светит
    в мир Троица...

    2

    ты неясная: хребет?
    слышу кустом
    перед древком и стрелой
    видишь: сюда
    ах, Он звезда!


    * * *

    мой – свинцовый мрак, а твоя
    налита почти зелёным заревом осень
    сердце известного русского красного царя
    небо – нищий на древки мыслит разобрать
    а меня не пускает смерть домой


    * * *

    на трофее каменная резня
    рты ран берут безкровные
    начатки зерна и семени

    ужасно писать надписи
    скрипя минералами
    там где имя на крыльях


    * * *

    лира преследует алкея
    в свои пять лет молоком голоса

    отщемила украшенные стопы
    от лазури и розы

    и вставая на высокие урны
    красит женское семя


    * * *

    какие красивые в пещере ноги
    трава, ветер, молния
    отдал с высоким ужасом
    обуви руки


    * * *

    где и в каком краю луна
    вяжет кусты вшивыми косами
    там и твой пепел платок
    белый стал красным и колени
    ищут мрамор приятно рваться


    * * *

    Заливается ангел: пою руку Психеи
    И дружественные Психее истуканы
    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
    Исполненная рассветом я звезда ноги змейкой
    Милая стрекану счастливому имени брильянта
    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
    Получается лоно в ладошке лета святого
    От весны любимому призрак трудной осени
    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
    Все сердца уже снились
    Губы написаны: мне подобие жалости
    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
    Я маленький только храмам пою губы
    А камеи меня склоняли к невниманью


    * * *

    1

    икар горя́ упал в моря
    кипел пока не догорел

    2

    разное можно купить в кровавой холодной пещере
    золото на палочке и рога богатых и уста животные

    3

    не нажатием на биение рада, а белого чистого струпа проколам
    раздражёнными для священной заслуги радостными пальцами


    * * *

    Имя пшеницы в золоте строгом
    Будто сестра приказала глазами
    Томным эонам
    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
    Или ольховым серьгам
    Новое румяное личико
    Низко-серый новый ковчег
    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
    Вам, г-н Липов
    Дали цвет и ничего не болит
    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
    Веточки с рогами из камня
    Тонкие и поломать камень
    Проблема идолицам
    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
    Алые липы смолкли
    Горные корни
    Емлют свой плевел


    * * *

    лица безкровен член
    после девушки

    пук цепок и локон
    острым веткам

    открытой реченьке и
    письменные напитки

    и анатомирует
    на внутренней бумажке

    я ночь на той же сухой
    ветви сирени

    немо скрипя перстнем


    * * *

    Комментарий тоньше чем гробница книги
    Что небо имеет приятный запах хорошего
    Идти холодно в середине разговора
    Но легко ни в коей мере не цвет
    И взять пальцами каменный дом
    Называется долго-солевая бумага


    * * *

    Двор лица вправо поставила
    Лица стигмы склонила четыре
    Лица Москвы я палёный феникс
    Изумлюсь: Отчизны краса сейчас
    Образует под чёрные начатки имя
    И тебе двух существенных зим

    Там снег единые играет пурпуры
    Янтарями снежок умирает сверкающий
    Так и губами синь воздух свежим
    Рогатые забили свободного
    Кубами ваала алыми: но она именем
    Художника есть коробочка воли

    Москва звонить любит вместо Цитеры
    Земля залита ядом пурпура
    Тотчас имеет веером течь пропаганда
    Чинит место избы картинка
    Бледные здрасти трещит волна сглаза
    А дети не будут держать Ироду сласти


    * * *

    Не огнями заливается ветер надписи
    И статуи яркие для содержания формы
    Той кем день стоит ароматом автомата

    От дверей этих пахнет луна это лили статуи
    Там следом безумны две нечестию выведены
    На столбце распоряжения черноалые картины

    Рот смородина и попросил потрут
    Класса рта и убоя бизнес-рот царей
    И нетления летая трётся пылая труп

    Урна разница мрамора целью видит название лире
    Спать пустить цветок и крови платок испить
    Смородиной впечатляя пустой рисунок мёртвым


    Серебряная Водка

    1

    полегла на соль льда
    лбом устрица, сестра
    в полях под москвой

    2

    в городе струи мордвы
    едет воздух сласти холодом
    пылая козой, лиясь ума любовью

    3

    маленько и больно пребывает
    скамейками и любовь-мороз
    разве что себе пламя приклеили
    кем дёрнется богу время –
    огонь ли предлагает этим горе
    голод и холод-плевун?

    4

    здрасти краса муслит кота рвёт пылая умру и я

    5

    берёза: сарафан я ветер на незнакомой
    злит район роза: завизжу лирке сизого

    6

    конфеты серебряная водка
    северный марсий в сарафане
    и триста грамм сухого орфея

    7

    цветными солями
    незамерзай весна
    и благим образом
    у мрамора пре-ада

    8

    если у тебя болели рога
    ты знаешь как может болеть сердце
    я скоро приду на высокие берега

    9

    роза стережёт шар
    изумрудный и едет
    в разрешите воды

    10

    гневно разорву тело естества
    портрет себе мёртвые утрут
    на двуглавом есть листья-соски
    потрут себе мёртвые и умрут

    11

    это горит мрамор
    и ангелы толстенькие
    им сердцем снега хочется
    а золотом кончили вы

    12

    в лесу стоял обороны мороз ивашка страсти
    иная сестра злее холодом но того не может любовь

    13

    больно прыщики ищет военный
    вертинский же обнимает наконец кидаемые цветы
    зелёнкой дам едет рой розами в листве рождества

    14

    мороз побежал с вымени царей
    а мордва грудью трогает сарафан
    имя зовут семечки на месте языка

    15

    я снег во дворе детства
    на три бедные нитки родила
    но сих мест серая буду адской

    16

    тонкая слава лиры
    зёленые стены страны леса
    на всё воля волка

    17

    трещит хлеб ловит кол орёл грудью
    выделяет московский перстенёк
    привязанный к серебряному орудью

    18

    папа чистый меня злее
    лебедь неба музыка
    что и честь отец небесный

    19

    соловей звонит электричке –
    уноси меня, блюя бриллиантами

    20

    не что-то трётся на марлю
    а смородина
    красит треснутые руки

    21

    и строем и третий снами
    и страшного столами
    заставлен город широкий сейчас...

    22

    музыки написал
    слова пламень
    там... для розы почва

    23

    розовое лоно русалки
    меньше бабочки ещё Вам!
    ...наследная зверей поэзия


    Ляля и цианид

    ляле легко нарваться на цианид
    бронепоезд матери в сибирь гоняет
    имеет комбинат богатый телевизор

    острогу портрет что имена дам качаются
    пышечки наганы суициды бы бледными
    блеет пар волшебными

    маленькой гасит и части детства
    злится пылкая картиночка
    страхи интересы кончил четвёртым

    дети смерти два шарика
    луны звёзды соль струи

    часовой афанасьев быстро блеет милой
    с братом фотография
    двор почитается райский
    что кормит именем угли

    твёрдые здесь побеждаются
    едет сон не только громко
    мама съест коробочку
    нам буду как коробочка вся дубами
    считается лицо живёт сигналами
    иголки гульбами алыми

    заливаются да горелый добегали в кремле
    маленько потерян сапогами завод
    рогами естества нашей команды

    бедные емлют бомбы естества
    бомж обидел на небе элементы

    медведь это эраст чтобы рышечки
    злее в морге три пыпышечки
    ивашка умирая ему разъял
    погнали бритвами слегка

    в зеркале расстрел подарили пистолет
    и убили полетит и крестами тело злит

    отжимаются и вьются
    играет рот лишь на дворе смеются

    холод двери двор чудной
    винтом ночки зазывает
    музыка пейзаж змеит тайной
    эта вот роза снегов москвы
    зеркало неизмеримого
    через неё слава знаменем мама
    листья улица атомы ея

    немой город на проколы мокрым
    шести зелены с кессонами в лесу
    рвут блея ночной могилой
    книги кристаллы трёхмерные барышни
    ребёнок же мелко сласти режет
    блистательный уклад существенного
    и ума земля

    сарафан жуть приснится цветы
    как ножкой работает иванова
    трещит сон она на украине
    в гроба кусает сцы цветы кверху
    угощаются гости бедром ея
    и бросает этого любовью страсти

    чёрные четыре москвы холодом
    стигматы плещут
    кентавр гандон могилой думает
    мороз белой по счёту звонить лет
    но имена держать розные
    умирает а вьётся живая и любит
    весной только розка заморозка

    сон игр звонит первым негде побег стекшася
    пожгли и первый умираю много на листья
    некий тонкая стекшася выбирает давит широкие
    мороз пальцы

    сироты голуби звенят
    а сестрица ты струи румяные дворы
    лепечи осетрова вымечком непомытые цветы
    было зеркале масти ворот

    злая цветком-волоском подбивает
    каналья да гитлерами колонна дёрнется
    аппараты наполз блея чинит ребёнок
    бегает за супротивным содомом

    в городе кости дворовых страшные
    помойным умирает подзыривая
    полегла веером ребром струи
    румяными выделяет холодки
    отломлюсь семи ловить

    сбилась вечером звезда едет алым белая
    больно глазами цветами
    всех мишки имя папы на небесах розные
    и ровные мама искусала

    горит струи страны военный
    чёрный побеждается конец
    кровавые родятся в себя же
    един привит в зеницу медведь
    играя злой блистательный
    звезда́ми шприцами

    живая ли спина она
    змеюка камнем мазала
    глаза махоньки и невидимые
    и вокализирует
    фрагментарная зегзица
    можно считать к зенице власть
    кто засыпая во сне мягко
    летая не боясь упасть
    упал на жертвенную снасть

    стихи разное будет вигилия розами ваней
    в розами сизого ведром комнат
    сидит незнакомка мажет ранку
    медведь во дворе царь как перун или комарик

    разъяли любовью света
    живое разрешите рождество
    капают без не шуршу
    пойдём танцем да салат трещит

    во втором длинно блеванет пламя
    мажет воздух пурпуры холодом
    крылами себе жёлтого голубь
    а летом обнимет орфейко тело

    лица ягуаром трепещет естество
    тобой возомнит и иуде горе
    раздражительное вещество

    пурпуром ея время страсти радуется
    сизого приплакать друга
    цари кости изступили царей

    видит да рвёт эти вымени
    ангелы ганнибалами
    духи сердцем плясать парковаться
    а сердце балует супротивного

    снега дайте русский знаю
    честь адам морозу роза




Вернуться на главную страницу Вернуться на страницу
"Тексты и авторы"
Поэтическая серия
"Воздух"
Василий Ломакин

Copyright © 2012 Василий Ломакин
Публикация в Интернете © 2015 Проект Арго
E-mail: info@vavilon.ru
Яндекс цитирования