Сергей СОЛОУХ


ЗДЕСЬ

Разное:

    Рассказы.


Самая мерзкая часть тела:

    Книжка-раскраска. [Роман.]
    СПб.: Геликон Плюс, 2004.



НА ДРУГИХ САЙТАХ

Картинки:    Заказать эту книгу почтой

    [Цикл рассказов.]

Страница Сергея Солоуха в Библиотеке Мошкова

Тексты в "Журнальном зале"

Статьи в "Русском журнале"

Сергей СОЛОУХ: Портрет

Прозаик. Родился в 1959 г. в Ленинске-Кузнецком. По образованию горный инженер. Первые рассказы были опубликованы в 1982 году в газете "Московский Комсомолец". Роман "Шизгара" (1989) опубликован в 1993 г. в журнале "Волга", номинирован на Букеровскую премию годом раньше (по рукописи). Второй роман "Клуб одиноких сердец унтера Пришибеева" (1995) вошел в шорт-лист премии Анти-Букер. В 1997 году под псевдонимом опубликовал биографию американского композитора Фрэнка Заппы "Паппа Заппа". С января по декабрь 1998 года ежемесячно публиковал в Интернете по рассказу из цикла "Картинки" (отдельное издание в 2000 г., шорт-лист премии Анти-Букер). Постоянный автор сайта "Блюз в России". Живет в городе Кемерово. Женат, имеет двух дочерей.



в и з и т н а я     к а р т о ч к а

        Январская стужа, словно дурак-фальшивомонетчик, печатает водяные знаки прямо на лицевой стороне казначейских билетов окон. Слоны Федеральной резервной системы бодаются с арктическими китами Госбанка.
        А вот настоящих денег не так уж и много. Впрочем, главное не пересчитывать, тогда, как кроликов в цилиндре фокусника, их может оказаться больше, чем сам маэстро предполагал.
        Сережа Ивачев в пуховике и шерстяных варежках ждет жену. Черные носы его зимних сапог в сантиметре от священного водораздела между спичечным коробком прихожей и ботиночной коробкой комнаты. Жилое помещение, разделенное на три неравные части линкором платяного шкафа и бабочкой полупрозрачной ширмы, кажется задачей на построение, брошенной каким-то неисправимым двоечником. Из точки, где сломался перпендикуляр, доносится голос Сони:
        – Мам, все, как вчера. Бутылочка на стенке холодильника.
        Уже неделю вместо сониного Юлька ест коровье молоко. Жизнь без стахановской составляющей четырехразовой дойки возвращает сознание. Вот как. Казалось, все, убились – лепешка, крошки, а парашют-то, оказывается, раскрылся.
        – Пошли?
        В квасной мути подъезда по лестничным маршам можно спускаться только наощупь, зрение, обоняние и слух не реагируют на раздражители во время бесконечно долгого поцелуя.
        – Сережка, мне кажется, я не видела тебя несколько лет.
        – Надеюсь, не слишком уж изменился?
        – Стал просто неотразимым.
        Когда распахиваешь морозом заваренную дверь, в лицо летят белые звезды с гвардейского мундира зимней ночи. Сегодня минус двадцать пять, это полковник, ваше превосходительство.
        – Вырвались?
        – Ага.
        В витрине гастронома сонина шапка отражается бесстрашной рыжей росомахой. Рядом едва различим черный невыразительный пенек мужского кроличьего треуха. "Ну что же, – думает Сергей, – я, как всегда, ловко замаскировался".
        На изломанных ветках деревьев сахарная пудра инея, под ногами мелкая корица песка, желтые фонари мигают, как именинные свечи.





Вернуться на главную страницу Вернуться на страницу "Тексты и авторы"

Copyright © 2001-2003 Сергей Солоух
Публикация в Интернете © 2001 Союз молодых литераторов "Вавилон"; © 2006 Проект Арго
E-mail: info@vavilon.ru
Яндекс цитирования