С в о б о д н а я   т р и б у н а
п р о ф е с с и о н а л ь н ы х   л и т е р а т о р о в

Проект открыт
12 октября 1999 г.

Приостановлен
15 марта 2000 г.

Возобновлен
21 августа 2000 г.


(21.VIII.00 -    )


(12.X.99 - 15.III.00)


Сентябрь 2007
  Июль18  2015 

Лиля Панн   Написать автору


Стихотворение "Прайм-тайм" Александра Леонтьева
versus
эссе "Ритм как теодицея" Сергея Аверинцева

        Новость о том, что Мать Тереза, оказывается, с полвека переживала кризис веры, мало удивляет – какую божью справедливость, какую теодицею1 могла монахиня найти в трущобах, кишащих увечными не только от болезней, но и с рождения? Имущим ещё дастся, а у неимущих отымется, так что ли? Да ещё на фоне одних стихийных бедствий, спешащих сменить – чтобы скучно не было – другие в этом районе нашей планеты.
        В "стране чудес" Индия обитает и героиня стихотворения "Прайм-тайм" Александра Леонтьева ("Звезда", ╧7, 2007). Впрочем, героиня не то слово: леонтьевский персонаж – не женщина. Но и не мужчина. А – гермафродит. Тише травы, ниже воды, ютящийся в убогой хижине изгой, утрачивает веру в Бога (сначала индусского, оправдывающего страдания убогого его плохой кармой, а потом и бога мусульманского, который убогих будет держать ближе к себе всех других попавших в рай), благодаря здравому беспощадному смыслу.
        Мать Тереза не боялась войти и к прокаженным, внушая им надежду на исцеление, но что могла она сделать для изгоев природы? Только отсылать убогих к богу (этимология!) на "нормальное" или даже привилегированное место в царстве небесном.
        Размышления о религиозной вере нобелевской монахини, подлежащей причислению к лику святых в текущем году, однако, лучше отложить до выхода в свет книги "Секрет Матери Терезы", а теперь пора прочесть текст Александра Леонтьева. Он – без секретов. Ровный, абсолютно прозрачный, повествовательный реализм стиха и жгучесть редкой темы – пара идеальная, то есть контрапунктная.

        ПРАЙМ-ТАЙМ

        Задумчивая, тихая, она... Быть может, "он"? Раз в красном сари, значит,
        Скорей "она". В изножье валуна толчет горчицу в ступке... И не плачет.
        Над хижиной немилосердно льет. Куски воды свисают до порога
        С колючей крыши. Здесь она живет. В стране, где жизнь отстала и убога.
        Деревня... Не из черт, а из морщин лицо старухи. Не было, однако,
        В ее судьбе ни женщин, ни мужчин... Она ждала какого-нибудь знака
        От Шивы, Вишну, Будды... А потом (про христианство не было вопроса)
        Вдруг приняла ислам. И что ей в том? Что чечевица в плошке ей, что просо.

        Она гермафродит. В стране чудес, как называют Индию собкоры,
        Казалось бы, рукою до небес подать. Непал неподалеку, горы.
        Холодный камень – вот вам и скамья. Сырые джунгли служат диким садом.
        Все отвернулись – ближние, семья. Но с камерой иль фотоаппаратом
        Захаживает редкий репортер. Она от них не менее устала,
        Чем от сбежавших братьев и сестер. И отвечает скупо, смотрит вяло.
        Одна из тех, чьи муки наперед известны, непонятны, несомненны.
        Спросить о карме... не способен рот. Что ни скажи, всё обессмыслят гены.

        Такое существует в мире зло, врожденные страданья и увечья,
        Что в наших "повезло"-"не повезло" и есть, похоже, правда человечья...
        Иль это современная тоска, проклятье генетической сансары:
        Не провиденье – только ДНК ответственна за все дары и кары?
        Какой виною дедов и отцов еще нам объяснят судьбу калеки?
        Созвездия Сиамских Близнецов нет в небе. И что о человеке
        Возможно вообще тогда сказать? Какому присягнуть в кумирне духу?
        Вот, в красном сари, – ни отец, ни мать. О чем еще расспрашивать старуху?

        О детстве заикнуться ли? – увы. Я представляю, что это за детство.
        Сплошное достояние молвы. Беспомощно лекарственное средство.
        В стране чудес немилосердно льет. В стране, где жизнь отстала и убога.
        Старуха не поймет, зачем живет. Ей надоело спрашивать у Бога.
        Когда-то, говорит, своей мольбой, соизмеряя с Промыслом поступки,
        Она жила, не спорила с судьбой... Под шум дождя толчет горчицу в ступке.
        От Бога, от любых богов уже она не ждет спасенья и ответа.
        А эти разговоры о душе... Глядит в окно, не зажигая света.

        Затем – реклама, старый сериал... Темна от ливня наша коммуналка.
        Я, кажется, немного подустал. А сколько их еще, которых жалко!
        Но швейцеровский фильм, но монолог Лауры в нем: "...на севере – в Париже..."
        Почти неутешительный итог. Любимая, мы к истине не ближе
        Той пушкинской четы. "...холодный дождь идет..." И впрямь: "А нам какое дело?"
        Поверх парижских крыш и наших рощ, индийских джунглей... За окном стемнело.
        За тучами не видно Льва, Тельца... Нас манит ночь разложенным диваном.
        Старуха, верно, спит. И нет конца всем неоткрытым звездам, безымянным.

        Нет повести печальнее на свете, но была бы она менее печальна, если достоинство тех, кому "не повезло", не унижали бы абсурдные посулы церкви. Александр Леонтьев поднял голос в защиту человеческого достоинства на его пределе.
        Запала, что называется, в душу мне строчка "Созвездия Сиамских Близнецов нет в небе"... – остроумие того рода, что питается острой болью, прежде всего, ума поэта (мракобесие без конца и без краю – пытка для ума) и затем сердца.
        Просодия "Прайм-тайма" традиционна: регулярный метр, точная рифма. "В стране, где жизнь отстала и убога. / Старуха не поймет, зачем живет. / Ей надоело спрашивать у Бога". Плюс рифма внутренняя, работающая на усиление и четкость ритма (автор объединяет попарно короткие строки в длинные – должно быть, более приличествующие повествованию). Форма могла быть и менее классична, но тема не прозвучала бы столь трагически, если форма не была бы стихотворной. (Это легко показать, пересказав стихотворение "прозой" – переставив слова и сбив ритм.)
        Но что говорил Аверинцев в эссе "Ритм как теодицея" ("Новый мир" (#2, 2001), (над которым не так давно эффектно скрестились копья бахтинианца Махлина и Ирины Роднянской2)? Классическая просодия и пессимистическое содержание поэтического произведения связаны соответствием контраста. Не согласиться нельзя, но можно ли в подобном контрапункте разглядеть теодицею, как виделось религиозному филологу? В каких-то случаях (и содержание тут роль играет) можно, но только не в "Прайм-тайме". Аверинцев однако обобщал ВСЮ классическую форму!
        "Классическая форма – это как небо, которое Андрей Болконский видит над полем сражения при Аустерлице. Она не то чтобы утешает, по крайней мере, в тривиальном, переслащенном смысле; пожалуй, воздержимся даже и от слова "катарсис", как чересчур заезженного; она задает свою меру всеобщего, его контекст, – и тем выводит из тупика частного. <...> Честно говоря, если я вижу в чем религиозную ценность пушкинской поэзии, так уж не столько в учтивом ответе владыке Филарету или в переложении преп. Ефрема Сирина, сколько в неуклонной верности контрапункту, в котором человеческому голосу, говорящему свое, страстное, недоброе, недостойное, отвечает что-то вроде хора сил небесных – через строфику, через отрешенную стройность ритма" (курсив мой – Л.П.)
        Контрапунктный "Прайм-тайм" безусловно "выводит из тупика частного", но куда? К теодицее? Как бы не так! Утешают не "силы небесные", а ровно наоборот – силы земные – силы человеческого голоса, говорящего не "свое", а за всех – страстное, доброе, достойное. Голос выбирает форму стихотворную потому, что надо сказать нечто очень важное для всех. И ритм – этого голоса союзник, а не теодицея.


        1 Теодицея (греч. theos – Бог и dike – справедливость) – общее обозначение религиозно-философских доктрин, стремящихся согласовать идею "благого" и "разумного" божественного управления миром с наличием мирового зла.
        2 "Вопросы литературы", ╧3, 2006 и ╧3, 2007.




Вернуться на страницу
"Авторские проекты"
Индекс
"Литературного дневника"
Подписаться на рассылку
информации об обновлении страницы

Copyright © 1999-2002 "Вавилон"
E-mail: info@vavilon.ru

Яндекс цитирования
Баннер Баннер «Литературного дневника» - не хотите поставить?