ЗАЯВЛЕНИЯ РЕДАКЦИИ



    Июнь 2002 г.


            9 июня 2002 г. исполнилось 75 лет Георгию Александровичу Баллу - старейшине современной русской прозы. Редкий автор в этом возрасте продолжает активно работать, а литературные награды получать не за совокупность общих заслуг, а за новое, только что созданное, - между тем Георгий Балл за последние 5 лет выступил в Москве с 8 персональными вечерами, представив новые повести, рассказы, пьесу, был удостоен премии Всероссийского Тургеневского фестиваля малой прозы (1998) и первой премии Сетевого литературного конкурса "Улов" (2000). Еще удивительнее то, что обычным окружением Балла неизменно оказываются авторы, годящиеся ему во внуки: стилистические и проблемно-тематические предпочтения Георгия Александровича делают его желанным творческим собеседником для младшего литературного поколения. Вообще Балл исключительно современен - и в первую очередь по своему письму, обнажающему податливость и прозрачность границ реальности, подступающемуся к осмыслению экзистенциальных, метафизических смыслов в реалиях дня сего - от Интернета до борьбы с терроризмом.
            Редакция "ЛЖМ" желает Георгию Баллу долгих лет жизни и новых творческих удач.






    Декабрь 2001 г.


        16 декабря в Москве прошли выборы в местное законодательное собрание - Городскую Думу. Второй раз одним из 35 депутатов стал поэт Евгений Бунимович. Поэзия - по необходимости не главное, чем может и должен заниматься Бунимович в его депутатской ипостаси; но если что-либо мало-мальски осмысленное в московской литературной жизни когда-либо получало какую-либо официальную поддержку - то исключительно благодаря Евгению Бунимовичу, поэту и депутату. Не говоря уже о двух фундаментальных проектах, инициированных непосредственно Бунимовичем, - Московском международном фестивале поэтов и программе поиска талантливых юных поэтов "Так начинают жить стихом". Редакция "ЛЖМ" искренне поздравляет с победой на выборах Евгения Абрамовича - и всех нас.






    Октябрь 2001 г.


        Вечером 5.10. официально закрыт Георгиевский клуб, на протяжении почти 6 лет бывший одним из ведущих центров литературной жизни столицы. В историю этой жизни клубом вписано немало ярких страниц. В стенах клуба литературной общественности была предоставлена единственная возможность подробно познакомиться с авторским чтением Виктора Летцева (2.04.99), Наума Ваймана (17.10.97), Михаила Новикова (17.12.99), Юрия Зморовича (16.02.01), некоторыми другими авторами; здесь особенно любили выступать Генрих Сапгир (представляя новые прозаические работы 3.10.97 и 3.04.98, он даже вносил коррективы по ходу чтения, прислушиваясь к реакции аудитории), Ры Никонова, Георгий Балл. О литературных симпатиях куратора клуба говорят прошедшие здесь мемориальные вечера, каждый из которых внес значительный вклад в осмысление творческого наследия и человеческого облика ушедшего автора, - речь идет, в частности, о вечерах памяти Арво Метса (28.11.97), Нины Искренко (13.02.98), Андрея Сергеева (29.01.99), Генриха Сапгира (19.11.99). В то же время преимущественный интерес к неоавангарду не мешал Михайловской внимательно слушать авторов иной направленности - в т.ч. и молодых: в разное время с персональными и парными программами здесь выступали Наталья Черных, Данила Давыдов, Станислав Львовский, Ольга Зондберг, Илья Бражников и другие ведущие авторы младшего поколения. Волю к поиску новых форм и нового содержания литературной жизни Михайловская продемонстировала двумя протяженными во времени проектами: игровыми семинарами Евгении Воробьевой (сезон 1997/98 гг.) и курируемыми Анной Килимник встречами с художниками, в ходе которых обсуждались поучительные и познавательные для литературного сообщества проблемы изобразительного искусства (сезоны 1998/99, 1999/2000 гг.). Сожалея о решении Михайловской, но и понимая его, редакция "ЛЖМ" выражает Татьяне Георгиевне искреннюю признательность за ее многолетний труд.






    Июнь 2000 г.


        Свой боевой пост покинула один из старейших кураторов литературной Москвы - Софья Олинова. Под ее руководством прошло 14 сезонов в клубе "Образ и мысль" - цифра, о которой ее младшие коллеги могут пока только мечтать. Софья Михайловна сумела провести клуб через рубеж эпох, добившись того, чтобы он не просто доживал свой век по инерции, а нашел свое место в новой системе московской литературной жизни, сложившейся в середине 90-х. При всей ностальгичности антуража - читальный зал маленькой библиотеки, неизменный самовар с сушками, - "Образ и мысль" Олиновой был открыт для самых серьезных разговоров о литературе, для самых "продвинутых" авторов; особые усилия Софья Михайловна прилагала для привлечения к работе клуба литераторов младшего поколения.
        Новый адрес Софьи Олиновой - Чикаго. Зная ее кипучую энергию, можно не сомневаться, что если там и не было до сих пор русского литературного клуба, то в скором времени он появится. "ЛЖМ" от души желает Софье Михайловне - успехов на новом месте, а новому куратору клуба "Образ и мысль" Анне Котовой - сохранить и приумножить культурный капитал, накопленный ее предшественницей.






    Декабрь 1998 г.


    По поводу так называемого
    "РОССИЙСКОГО ПОЭТИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА"

              В последнее время в московских литературных кругах начинает разворачиваться рекламная кампания Российского поэтического общества, о создании которого объявил поэт, прозаик и переводчик, куратор литературных вечеров в Литературном музее на Петровке Анатолий Кудрявицкий. По утверждениям Кудрявицкого, он имеет мандат на создание в России такой организации, полученный им от Международной ассоциации поэтических обществ при ЮНЕСКО. В планах Общества, по словам Кудрявицкого, учреждение премии, проведение фестивалей, рекомендация лучших поэтических книг путем постановки на них марки Общества, и т.п. (подробнее см. в отчете о вечере 23.10.98).
              Эта деятельность, по всем приметам благородная и полезная, вызывает, тем не менее, серьезную настороженность. И дело не в том, что Кудрявицкий, постоянно ссылаясь на полученные от ЮНЕСКО полномочия, не предъявляет никаких документальных подтверждений, а в пресс-релизе Общества проскальзывают странные формулировки (так, Генрих Сапгир, Сергей Гандлевский, Виктор Кривулин, Александр Кушнер и другие весьма уважаемые авторы, оказывается, назначены Кудрявицким в творческий совет Общества).
              Анатолий Кудрявицкий известен в литературных кругах, в частности, тем, что выпустил 7 поэтических книг за 7 последних лет, что составляет абсолютный рекорд (все книги выпущены за счет автора или в издательствах, к которым Кудрявицкий имел непосредственное отношение). Последняя книга, "Граффити", вышла в 1998 г. и стала первым изданием, отмеченным маркой Российского поэтического общества (излишне говорить, что никакой творческий совет эту книгу как лучшую не рекомендовал). Эту книгу сопровождает развернутая издательская аннотация, в которой сообщается, что автора благословил в 1995 году Иосиф Бродский, "особо выделявший его поэму "Потоп"", что начинал Кудрявицкий как "поэт самиздата", что вокруг его предыдущих книг шла "полемика в толстых журналах", и т.д. Не хотелось бы оспаривать истинность всех этих утверждений - хотя полемику эту припомнить затруднительно, в архивах самиздата и собраниях самиздатской периодики имя Кудрявицкого как будто не встречается (вообще говоря, не всякий, кто в годы советской власти перепечатывал собственные сочинения на машинке, является "поэтом самиздата", не так ли?), что же до Нобелевского лауреата, то он, как известно, в последние годы жизни принципиально не давал отрицательных отзывов. Но дело в другом: издательство "Третья волна", основанное Александром Глезером, после его очередного отъезда за рубеж фактически возглавляет... Анатолий Кудрявицкий. Иными словами, все лестные слова, предваряющие его книжку, сказаны им самим о себе.
              Подобного рода беззастенчивая самореклама находится, на наш взгляд, в непримиримом противоречии с нормами профессиональной этики литературтрегера, т.е. литератора, одновременно занимающегося организацией литературного процесса (в роли издателя, куратора литературного клуба или иной подобной), потому что для продвижения собственной литературной продукции используется в этом случае "служебное положение", никак не связанное с собственными творческими достоинствами автора. Между тем примеры нарушения Анатолием Кудрявицким профессиональной этики легко можно умножить (см., например, отчет за 22.12.98, клуб "Авторник"). Уже самое начало деятельности Кудрявицкого в качестве руководителя гипотетического Российского поэтического общества показало, что этот статус будет использован им для дальнейшей рекламы собственных сочинений, самостоятельное значение которых, скажем мягко, небесспорно. Да и организация, первым шагом которой оказывается издание сочинений собственного основателя, выглядит более чем сомнительно.
              В силу всего вышесказанного информационный бюллетень "Литературная жизнь Москвы" заявляет о своем категорическом нежелании участвовать в кампании по раздуванию фигуры писателя Кудрявицкого: никакие мероприятия, проводимые под эгидой так называемого "Российского поэтического общества", в бюллетене анонсироваться и освещаться не будут. Мы предлагаем также всем литераторам, которым небезразлично нравственное здоровье российского литературного сообщества, воздержаться от профессионального сотрудничества с этой сомнительной организацией и ее этически и творчески несостоятельным руководителем.

    Поправка

              Вернувшийся в Россию в конце января Александр Глезер обратился в редакцию "ЛЖМ" с уточнениями по поводу отношения Анатолия Кудрявицкого к основанному и возглавляемому Глезером издательству "Третья волна". Александр Глезер пояснил, что речь не шла и не идет о передаче Кудрявицкому каких-либо полномочий в издательстве, которое было и остается авторским проектом Глезера. Глезер лишь предоставил Кудрявицкому право использовать издательскую марку "Третьей волны" для книг, выпускаемых Российским поэтическим обществом, поскольку Кудрявицкий сослался на поддержку общества Генрихом Сапгиром и другими выдающимися и близкими Глезеру авторами; сам Глезер, по-прежнему единолично руководящий издательством, этих книг не видел и к печати не одобрял. Таким образом, утверждение "ЛЖМ" о том, что книга Кудрявицкого "Граффити" была подготовлена им самим (включая избыточно комплиментарную аннотацию) и явилась его первым шагом в качестве руководителя Российского поэтического общества, остается в силе. Александру же Глезеру "ЛЖМ" приносит извинения за связанную с его именем неточность, содержавшуюся в нашем материале.




Вернуться на страницу "Литературная жизнь Москвы"


Copyright © 1998-2000 Союз молодых литераторов "Вавилон"
E-mail: info@vavilon.ru
Яндекс цитирования