Апрель 2002

ХРОНИКА


2.04. Авторник

    Презентация книги прозаика Софьи Купряшиной "Счастье" (М.: Зебра Е, 2002) - одного из первых выпусков продюсируемой Виктором Ерофеевым книжной серии молодой прозы; Ерофеевым написано и предисловие к книге, акцентирующее - в русле уже не новой идеи Ерофеева о "новых "Цветах зла"" - сосредоточенность Купряшиной на описании городского дна, от которого, что существенно, субъект-повествователь себя не отделяет (Купряшина по ходу чтения сочла необходимым подчеркнуть, что отождествление повествователя с автором в ее случае неправомерно). Основу вечера составила написанная около 10 лет назад маленькая повесть "Город Хиопс" (по словам Купряшиной, именно так она хотела назвать и книгу, однако издательство воспротивилось), - в самом деле, повесть важна и характерна для Купряшиной, поскольку мотивы безумия и радикального выпадения из общества женского персонажа сочетаются в ней с чисто стилистическими задачами - в данном случае совершенно, казалось бы, противоречащими тематике (постнабоковская туманная и в то же время прозрачная проза с побочными ассоциациями, паронимическими сближениями, элементами ритмизации и т.п.). Прозвучали также три небольших рассказа, из которых можно выделить как наиболее показательный "Историю со шкафом", чья кажущаяся прямолинейность в изображении двух балансирующих на грани полного распада личности героинь, убивающих более благополучную соседку по квартире, скрадывается как изяществом стиля, так и явной ироничностью описаний и сюжетных нюансов.



2.04. Проект О.Г.И.

    Четвертый турнир проекта "Русский слэм" ознаменовался своеобразной капитуляцией его куратора Вячеслава Курицына. Последовательность "народных" жюри турниров, методично (см. 25.11.01, 2.12.01, 25.02.) отдающих пальму первенства "поэтам" из народа с совершенно беспомощными сочинениями, сделала реальной угрозу финального турнира без профессионалов. Этот итог был бы закономерным: всегда и везде замена экспертной оценки голосованием приводит к истреблению ярких индивидуальностей и торжеству посредственности, - но вошел бы в конфликт с замыслом Курицына: задачей было продемонстрировать условность, относительность, податливость любой литературной иерархии, а не просто перевернуть имеющуюся пирамиду по принципу "кто был ничем, тот станет всем"; кроме того, финальный турнир без профессионалов был бы абсолютно неинтересен для профессиональной аудитории, и без того отреагировавшей на данный проект Курицына более чем прохладно. Выходом из положения стало простое решение: в состав жюри (выбираемого организаторами из публики) вошли на этот раз Дмитрий Воденников, Данила Давыдов, Екатерина Ваншенкина и Евгений Лесин. В результате в финале турнира Андрей Родионов опередил Александра Вознесенского и Дину Гатину, так что специфичным для слэма анонимным графоманам не было оставлено ни единого шанса.



4.04. Классики XXI века

    Презентацию антологии "Ремиссионеры" - собрания текстов на наркотические темы, анонсированного Баяном Ширяновым 29.01. - открыл в качестве ведущего Вячеслав Курицын, заметивший, что в книге много хороших текстов неизвестных авторов, однако все эти тексты похожи, так что, по-видимому, потребляемые вещества диктуют особый ритм и манеру письма. Об истории проекта вкратце рассказали составители книги Дмитрий Гайдук и Алексей Рафиев, а также Ширянов, бывший, по сути, третьим составителем (но снявший свое имя в результате ссоры с Рафиевым). Чтения открыла Алина Витухновская, предварительно заявившая свой протест против пропаганды наркотиков и подчеркнувшая, что она согласилась на публикацию в этом издании не как их потребитель, а как фигурант уголовного дела по их распространению. С другим заявлением выступила в ходе вечера Ирина Шостаковская, заметившая, что проект носит ощутимо идеологический характер (хотя она и затрудняется определить, в чем состоит его идеология), что входит в противоречие с ее личной безыдейностью. Помимо Витухновской и Шостаковской, со стихами выступили Татьяна Бориневич и Елена Кабанова (продемонстрировавшие забавный вариант женской лирики в духе, скажем, Вероники Долиной, деформированный наркотической темой), Михаил Ардабьев (не слишком изобретательная панк-поэзия) и сам Рафиев (крепкая традиционалистская техника, мощная экспрессия при бедности выразительных средств и тривиальности эмоций). Проза была представлена Егором Радовым, прочитавшим крохотный отрывок из вошедшего в сборник романа 1995 г. "Убить Членса", написанного, по словам Радова, в бытность его тяжелым наркоманом (проза эффектная и изобретательная, приводящая на память не только напрашивающегося Берроуза, но и не столь очевидного Виана), и Максимом Дубинским (сентиментальная исповедальность в сочетании с неубедительной "правдой жизни" - явный перепев Ирвина Уэлша).



4.04. Музей Сидура

    Презентация книги Вадима Сидура (1924-1986) "Памятник современному состоянию. Миф" (М.: Вагриус, 2002) - первой части прозаического произведения знаменитого скульптора и художника, больше известного в литературном аспекте своими верлибрами. С приветственными словами выступили друзья автора прозаик Марк Харитонов и физик Виталий Гинзбург, вдова Юлия Сидур, издатель книги Елена Шубина и опубликовавший фрагменты текста в "Знамени" Сергей Чупринин. Юрий Орлицкий говорил о книге Сидура как о манифестации специфического способа письма, который - по аналогии с "прозой поэта" - можно назвать "прозой художника". Книга Сидура - мозаичное, пронизанное авторефлексией единство мемуарных эпизодов, дневниковых записей и размышлений по различным поводам - наряду с прозой Павла Улитина предвосхищает новейшее фрагментарно-психологическое письмо.



8.04. Проект О.Г.И.

    Презентация книги стихов Игоря Померанцева "Семейное положение" (М.: О.Г.И., 2002), включающей стихотворения, так или иначе связанные с семейными темами (см. 13.11.01). Программа вечера в целом соответствовала концепции книги: сын Померанцева прочитал несколько посвященных себе стихотворений отца, сам Померанцев, помимо прочего, прочитал малоприличное стихотворение на украинском языке, посвященное одной из жен, и т.п. В дополнение к стихам прозвучали также несколько прозаических фрагментов, в частности, эссе "Одной ногой в гумусе", в котором в характерной скрупулезной манере развиваются аналогии между поэзией и почвоведением. Из высказываний автора стоит отметить мысль о том, что повествовательность, свойственная его поэтике, могла явиться (видимо, в качестве одной из ключевых функций, выявляющей просодические, лексические и прочие характеристики каждого языка) защитной реакцией на подавляющее влияние чужой языковой культуры.



8.04. Образ и мысль

    Вечер поэта Светланы Максимовой. Представленные в ходе вечера избранные стихи последних 8 лет отличались от предшествующих более вольной рифмовкой (возвращающей к советской поэзии 60-х) и преобладающей социальной заостренностью (с фокусировкой на образе "маленького человека" во враждебном мире посткоммунистической России). В дискуссии выделим прозвучавшее из публики предложение ввести через Государственную Думу обязательное озаглавливание всех пишущихся стихотворений.



9.04. Авторник

    Вечер прозаика Олега Кузницына стал четвертым предъявлением (ср. 21.07.99, 22.10.99, 11.02.00) пространного прозаического сочинения, все еще близящегося к завершению. Текст Кузницына на сей раз был озаглавлен "Об ограничении количества мертвых" - однако, по словам автора, пока речь идет только о первом томе данного произведения, в свою очередь озаглавленном "Мистерия первая: Федеральные любовники"; для сравнения напомним, что при предыдущих презентациях роман Кузницына назывался "Вертикальная беда" и "Хроники мозга: суррогат и донор истины", - все три названия характерны сочетанием трех качеств - эффектности, громоздкости и малопонятности, - каковые три качества определяют и стиль Кузницына в целом (в этом отношении естественно, что имитация политических речей и документов удается ему особенно хорошо). Тематический аспект романа складывается также из трех элементов: политики, эротики и фантастики - и в этом отношении укладывается в канон литературы одновременно модной и актуальной, активно формируемый в последнее время издательством "Ad Marginem" (для которого, однако, Кузницын совершенно неприемлем как по стилю, так и по характеру драматизма: в прозе Кузницына - следующего, как уже отмечалось в отчете за 11.02.00, манере Достоевского - заметную, если не основную роль играют герои-неудачники, чье ситуативное или экзистенциальное поражение занимает автора едва ли не в наибольшей мере). Ирония Кузницына несколько тяжеловесна, но зато совершенно недвусмысленна, так что монстр-политтехнолог, использующий в борьбе за пост мэра Костомукши высокотехнологическое зомбирование и помощь высших магических сил, никаким образом не может быть перетолкован в позитивном смысле (в отличие от сюжетов Виктора Пелевина или Владимира Сорокина, играющих на двусмысленности и непроявленности авторской позиции). Трактовку гомоэротических мотивов в романе следует, очевидно, возводить к Уильяму Берроузу. Несмотря на более чем двухчасовое чтение, общий контур сюжета так и остался неясен.



9.04. Проект О.Г.И.



10.04. Литмузей в Трубниковском

    Вечер поэтов Ольги Ильницкой и Юрия Проскурякова, чьи совместные выступления становятся уже традицией (см., напр., 18.03. и 21.03.), открыл вступительным словом Проскуряков, по обыкновению продемонстрировавший весьма прихотливые логические построения (в частности, в доказательство тезиса о том, что в России поэтом общенационального масштаба может стать только тот, у кого есть прямые отношения с властью, Проскуряков сообщил, что даже у Юрия Трифонова была общая любовница с Лаврентием Берией). Представленные в программе стихи Проскурякова, чрезвычайно патетичные, туманные по содержанию и зарифмованные не без нарочитой небрежности, в большинстве своем приближаются к позднему шестидесятничеству (в духе Леонида Губанова); более безыскусная поэзия Ильницкой скорее выигрывала на таком фоне. В качестве вставного эпизода с фортепианной импровизацией, навеянной стихами, выступил Юрий Косаговский.



11.04. Классики XXI века

    Вечер поэта Геннадия Айги был предварен двумя гостевыми выступлениями: сперва петербуржец Валерий Земских небольшой стихотворной подборкой представил только что изданную книгу "Книга (Девять шестых)" (СПб.: Канон, 2001) - шестой выпущенный им сборник, состоящий из девяти разделов (книг), а затем другой петербуржец, Арсен Мирзаев (бывший редактором последней книги Айги "Разговор на расстоянии" - СПб.: Лимбус-пресс, 2001), прочитал несколько текстов (в т.ч. злую сатиру из цикла "Стихи и песни Антона Компотова" - существенно более жесткий вариант "Ремонта Приборова" Бахыта Кенжеева), закончив свое выступление текстом-оммажем Айги (звуковое обыгрывание фамилии) и вручением Айги величальной грамоты и лаврового венка от лица некоего (надо думать, сугубо виртуального) Института истории русского авангарда. Далее Айги выступил с речью о современном состоянии поэзии, причем соображения его были разнообразны и туманны. В частности, Айги заявил, что поэтическое слово должно претерпеть сейчас серьезные изменения, поскольку слов много, а вес их незначителен; эти изменения (в чем они состоят - не было пояснено) Айги видит у шведского поэта Тумаса Транстремера и не видит ни у кого из своих соотечественников. Русская поэзия, по мнению Айги, традиционно либо жаловалась на жизнь, либо звала к агрессии, и задача современной поэзии - избавиться как от того, так и от другого. Айги особо остановился на фигуре Елены Гуро, которая видится ему чрезвычайно важной, - это поэт, подчеркнул Айги, того же масштаба, что Эмили Дикинсон или Эдит Сёдергран, а Александр Кушнер отказался уделить ей том в книжной серии "Библиотека поэта". Кроме того, Айги прочитал фрагменты из эссе 1975 г. "Сон и поэзия". В заключение Евгений Даенин взял слово, чтобы опровергнуть сообщение в отчете "ЛЖМ" за 1.12.01: мысль о том, что понять поэзию Айги может только чуваш, принадлежала не ему, а Атнеру Хузангаю, Даенин же, процитировав Хузангая, говорил о том, что обращение к глубинам национального сознания всегда позволяет пробиться к пониманию универсальных истин.



11.04. Проект О.Г.И.

    Презентация книги прозы Марио Корти "Дрейф" (М.: Вагриус, 2002). Автор - руководитель русской службы радио "Свобода", итальянец, свободно владеющий русским языком. Книга представляет собой единое, хотя и достаточно прихотливое по композиции повествование, посвященное истории взаимоотношений русских и итальянцев, рассказываемой частично на материале исторических личностей (Казанова, композитор Максим Березовский и др.), а частично на автобиографическом. С приветствиями в адрес автора выступили редактор книги Виталий Бабенко и писатели Игорь Померанцев и Петр Вайль (оба - сотрудники "Свободы").



12.04. Премьера

    Открытие концепт-выставки поэта и акциониста Линор (СПб) "Ангар-18 (галактический хард-антиквариат)" - акция "Channelling - Преимущество перевода социально-исторического времени в номинацию космо-эры". Для правильного понимания акции следует напомнить, что "Ангар-18" (1980, реж. Джеймс Конуэй) - голливудский боевик о том, как американский космический корабль случайно сбил корабль инопланетян, а потом правительство США пыталось скрыть этот факт; по ходу фильма выясняется, что жизнь на Землю занесена из космоса. "Ченнелинг" (channelling) - пропагандируемый некоторыми эзотерическими новыми культами в США метод установления личной телепатической связи с инопланетянами. Выставка Линор представляла известные по ее выступлениям объекты - картонные листы со стихами, увешанные ажурными проволочными плетениями, - но здесь объекты не показывались с рук, а были размещены по всему залу Зверевского центра. Собственно чтение Линор, как ей и свойственно, представляло собой своего рода пародийно-эпатажный моноспектакль со стихами, песнями и наукообразными прозаическими монологами, но здесь, в отличие от предыдущих мест выступления (ср., прежде всего, 5.11.99 и 26.12.01), было больше места - что позволило построить вечер как моноспектакль, с мизансценами и разнообразными передвижениями по залу. Кроме того, из всех выступлений Линор (по крайней мере, из московских) это было наиболее провокационным: представленная программа была посвящена доказательству того, что нужно ввести новую систему летоисчисления - от полета Юрия Гагарина в космос (акция была проведена 12 апреля, то есть в День Космонавтики). Попутно Линор обличала принятую в Европе систему летосчисления от рождества Христова, а также засилье рекламы и т.п. В одном из эпизодов роли Циолковского и Сергея Королева (без речей) исполнили Николай Байтов и Алексей Сосна.



14.04. Музей-квартира А.Н.Толстого

    Совместный вечер поэтов Инги Кузнецовой, Максима Амелина и Санджара Янышева "Соображая на троих" вел редактор журнала "Арион" Алексей Алёхин. Трое авторов читали, чередуясь, по несколько стихотворений. Среди прочего Амелин прочитал стихотворение-панегирик, посвященное Янышеву (провозглашая главными достоинствами адресата в частности и, надо понимать, поэта вообще умение ценить "цвет, вкус и запах" поэзии), Янышев в ответ - стихотворение, посвященное Амелину, а Кузнецова - стихотворные посвящения обоим.



16.04. Авторник

    Открывая вечер прозаика Алексея Цветкова-младшего, куратор клуба Дмитрий Кузьмин заметил, что в текущей литературной ситуации фигура литератора, нелояльного государству, приобретает особое звучание и становится поводом для спекуляций; между тем Александр Проханов плох не тем, что пытается бунтовать против власти, а тем, что пишет плохо, - и равным образом Цветков хорош не тем, что бунтует против власти, а тем, что пишет хорошо (впрочем, добавил Кузьмин, как талантливый человек Цветков и бунтует талантливо, а не так вяло и уныло, как Проханов). Цветков прочитал шесть рассказов, стилистический и оптический разброс представленных текстов оказался весьма широк: с одном стороны - изящная меланхоличная новелла "Рогатый свет" (герой, работая в зоопарке, натирает носорога люминесцентным составом, чтобы ночью полюбоваться на него с крыши), с другой - плакатно-прямолинейная и в то же время совершенно амбивалентная по морали притча "Низкое окно" (за героем, живущим на первом этаже, систематически наблюдает с улицы в окно незнакомец), с третьей - замешанный на легком мистическом тумане и отточенной борхесовской символике "Хор", с четвертой - нетривиальный по композиции и мрачный по колориту рассказ "Глинчики" (герой-рассказчик наблюдает за страшноватым безумцем, ведомый и опекаемый более безобидным, - по замечанию автора, текст представляет собой деревенскую прозу в его понимании)... В то же время просматриваются и определенные общие черты прозы Цветкова - в частности, к замеченному Ильей Кукулиным в ходе непродолжительной дискуссии сквозному интересу писателя к теме инобытия и трансформации человеческого тела, а вместе с тем - к психоанализу (особенно в его неканонических или вульгаризованных формах - ср. также апелляцию самого Цветкова к идеям Лакана в ходе вечера 9.02.98), следует добавить, как минимум, кафкианский мотив непроизвольного выпадения человека из социума.



17.04. Библиотека #27

    Вечер "Новиковы - литературная семья" критика Владимира Новикова, прозаика Ольги Новиковой и дочери их, литературного обозревателя Елизаветы Новиковой. Совместная семейная жизнь трех фигурантов литературного процесса, к счастью, не стала центральной темой вечера. Ольга Новикова, подробно рассказав о своей творческой биографии (и выделив, в частности, благословение, полученное от Вениамина Каверина), остановилась на истории написания книги о Романе Виктюке в соавторстве с режиссером, каковая история закончилась тем, что Виктюк выбросил имя Новиковой из выходных данных готовой книги, а Новикова написала на основе общения с Виктюком "Мужской роман" (фрагмент из которого и был прочитан - проза Новиковой в своем роде образцовая, т.к. начисто лишена собственного стиля, а освоение примет эпохи в ней происходит на уровне грамотной слегка желтоватой журналистики). Из сказанного Елизаветой Новиковой (выступившей, как представитель младшего поколения, с весьма кратким рассказом о себе) отметим замечание о том, что сегодня совершенно исчезла из литературного обихода эпиграмма (Новикова защищала диссертацию по эпиграмме пушкинского периода), между тем как владей нынешние писатели искусством эпиграммы - меньше было бы бессмысленных псевдокритических баталий вроде той, которая развернулась вокруг Александра Проханова. Наконец, Владимир Новиков не стал говорить о своей критической деятельности, выступив в качестве пародиста (впрочем, полагает Новиков, пародия - нормальный жанр работы критика): прозвучали пародии на Юнну Мориц, Людмилу Петрушевскую и на пародиста Александра Иванова (как тот пародировал бы Лермонтова), все - изрядно давние. Наиболее занятной в выступлении Новикова была мимоходная реплика о том, что как пародист он абсолютно профессионален, поскольку все его пародии опубликованы, - понимание публикации как свидетельства профессиональной состоятельности говорит, с одной стороны, о бестрепетной уверенности автора в себе, а с другой - об абсолютной укорененности в литературный истеблишмент. В качестве вставного номера ведущая вечера певица Ирина Воронцова исполнила романсы своего мужа Игоря Егикова на стихи Гумилева, Ахматовой и пр.



18.04. Музей народов Востока

    Сборный литературный вечер под управлением Александра Рапопорта был посвящен теме путешествий. Сам Рапопорт выступил с сухим и растянутым документальным рассказом о командировке некоего специалиста в Египет в качестве военного советника во время Семидневной войны. Максим Гликин прочитал фрагменты очерка о своей поездке в Китай (в жанре наблюдений туриста) и несколько стихотворений (из которых отметим посвящение картине Василия Ситникова, под которой Гликину довелось ночевать, гостя у Константина Кузьминского). Несколько стихотворений о парижских впечатлениях прочел Марк Ляндо, цикл миниатюр "Тридцать шесть вариаций на тему остывающего чая" - Татьяна Михайловская (охарактеризовавшая его как "культурное путешествие в японскую традицию"). Пространное выступление Яна Пробштейна включало в себя ряд собственных стихотворений (слабо привязанных к теме вечера) и переводы нескольких текстов Эзры Паунда, в которых мотив путешествия (а вернее, по справедливому замечанию Пробштейна, странствия) носит архетипический характер. Отдельным пунктом программы стало выступление четырех поэтов, представлявших журнал "Алконостъ", - Евгения Лесина (с ненавязчивыми шуточными стихами), Андрея Чемоданова (с вялой и бесформенной исповедальной лирикой), Всеволода Константинова и Павла Белицкого.



22.04. Премьера

    Вечер поэта Татьяны Виноградовой. Прозвучали стихотворный цикл "Сны о Британии" и переводы средневековой английской поэзии. Вечер сопровождался выставкой картин-стилизаций Владимира Пингачева и народным ирландским танцем.



23.04. Авторник

    Вечер прозы Николая Кононова (Санкт-Петербург), представившего только что вышедший сборник рассказов "Магический бестиарий" (М.: Вагриус, 2002, - по замечанию Кононова, его литературная судьба вообще вершится в Москве). Прозвучали три текста: небольшой рассказ "Микеша" (входивший в шорт-лист премии Белкина) и более пространные "Амнезия Анастасии" и "Гений Евгении". Первый текст можно считать своего рода затравкой, демонстрацией кононовского стиля - плотного, вязкого, перенасыщенного подробностями и тропами; в сюжетном плане рассказ предельно статичен, это почти зарисовка - описание визита рассказчика в не слишком симпатичную ему семью. В двух более объемных текстах вязкость стиля и семейно-бытовые декорации служат пространством развертывания основного кононовского мотива - мотива подавляемой (и вырывающейся - или не вырывающейся - из-под контроля) сексуальности (в этом плане для понимания мучительной игры Эроса и Танатоса в "Похоронах кузнечика" важно, что формирующая основную часть романа линия смерти разрешается ближе к финалу двумя сценами с откровенно сексуальным подтекстом). Судьба этой сексуальности может быть драматична (как в "Гении Евгении", где мать убивает сына, которому надоела их постельная связь) или оптимистична (как в "Амнезии Анастасии", где долгий и муторный роман героя с девушкой разрешается искрометной связью с ее дядей, развеивающей груз предшествующих отношений и переживаний как дурной сон), но именно она неизменно оказывается главной движущей силой человеческой жизни.



24.04. Музей Цветаевой

    Встреча с главным редактором журнала "Черновик" Александром Очеретянским по большей части была занята дискуссией о пропагандируемом Очеретянским понятии "смешанной техники", в ходе которой различные участники беседы (по большей части не имевшие отношения к литературе) говорили о прообразах "смешанной техники" в творчестве Стерна, Волошина, Кокто, Тагора, и т.д., и т.п. Из других выступлений отметим продемонстрированные Дмитрием Авалиани совместные работы с художником Эврикой Джангглом, в которых листовертням Авалиани соответствовали графические листовертни (т.е. рисунки, иначе "читающиеся" при переворачивании).



24.04. Проект О.Г.И.

    Презентация книги стихов Гора Чахала "Поэт и пистолет" (М.: О.Г.И., 2002), открывающей новую поэтическую серию, ассоциированную с клубом-галереей "Улица О.Г.И." и посвященную поэтическому творчеству художников. Куратор галереи и серии Елизавета Плавинская заявила, что стихи художников представляют особый важный феномен современной культуры и обещала в дальнейшем выпустить в серии книги как ушедших классиков современного визуального искусства (Евгения Кропивницкого, Анатолия Зверева), так и действующих авторов (Дмитрия А. Пригова, Константина Звездочетова, Виктора Коваля). Автор предисловия к книге Чахала Сергей Ромашко (в прошлом близкий к концептуалистскому художественному проекту "Коллективные действия") заметил, что особый интерес вторжению художника в словесное пространство придает то, что изначально художник существует в более динамичной и более интернациональной культурной среде. Далее со стихами выступил сам Чахал. Стихи Чахала - слегка преувеличенная имитация возвышенно-истерической лирики (с широким кругом первоисточников, условно говоря, от Блока до Вознесенского), пародийность которой подчеркнута частой сменой метра внутри стихотворения, в отдельных случаях недалека от манеры Вадима Степанцова, порой сочетается с частым у Пригова появлением к концу текста совершенно постороннего мотива (часто - какого-то криминального сюжета, с которым, однако Игорь Лёвшин под маской "Вепрь Петров" работал точнее и эффектней). Не лишенная остроумия и технического изящества, поэзия Чахала, относясь к младшей ветви поэтического концептуализма, не содержит новых идей по отношению к родоначальникам течения и свидетельствует, по-видимому, о невозможности прямого продолжения открытий концептуалистов.



24.04. Авторник

    Объявленный в Подвальном цикле Данилы Давыдова вечер поэта Андрея Кошелева обошелся без выступления героя. Песни на стихи Кошелева исполнил Федор Францев, со своими стихами выступили Кирилл Баскаков, Никита Путилин и Константин Королев.



25.04. Классики XXI века

    Вечер поэта Татьяны Щербины. Читались стихи и эссе (в т.ч. написанные для коллективного проекта 1997 г. "Мир чувственных вещей в картинках"), сгруппированные по тематическому принципу - по замечанию Щербины, композиция вечера была близка к газетной (от главной темы до новостей спорта). К вечеру был выпущен сборник Щербины "Прозрачный мир" (М.: ЛИА Р.Элинина, 2002), в который вошли несколько новых стихотворений, избранные тексты из книги "0 0" (изданной под той же маркой в 1991 г., - несколько текстов из этой книги, в т.ч. скандальные литературные лимерики, были прочитаны Щербиной в память о Руслане Элинине) и новое пространное эссе, давшее название сборнику.



25.04. Проект О.Г.И.

    Вечер поэзии Николая Кононова открыл, на правах автора предисловия к последней книге стихов Кононова "Пароль" (М.: Новое литературное обозрение, 2001) Вячеслав Курицын. Кононов представил в чтении свою творческую эволюцию за последнее десятилетие, от сборника "Лепет" к "Паролю" через книгу "Змей" (см. подробно 21.10.98). В завершившей вечер непродолжительной беседе вопрос Курицына о различии между московской и петербургской публикой спровоцировал Кононова на пространную инвективу в адрес Петербурга, в котором, по его мнению, царит атмосфера тяжелой провинциальности, до сих пор практически не изданы некоторые ведущие поэты (Александр Миронов, до последнего времени - Владимир Кучерявкин), а местные журналы печатают бог весть что; впрочем, добавил Кононов, в "толстых журналах" царящая ныне цензура литературных партий ничуть не лучше, чем цензура коммунистической партии в советское время. В ходе вечера был проведен конкурс среди зрителей на лучший стихотворный экспромт, в котором была бы зарифмована фамилия Кононова, - по предложению проводившего конкурс Курицына победитель был определен жребием, им оказался (тексты присылались записками без подписи) куратор клуба Николай Охотин. Конкурс сподвигнул Кононова поделиться с аудиторией своим единственным опытом сочинительства на литературные темы - неоконченной эпиграммой "Как Басинский Пирогову мандавошку подарил...".



28.04. Клуб "ДОМ"

    Пятый турнир проекта "Русский слэм" был на этот раз проведен в рамках VI Международного фестиваля памяти Сергея Курёхина. Директор клуба Николай Дмитриев, выступая перед началом чтений, напомнил об интересе Курёхина к литературе и о том, что посмертно была выпущена книга прозы и сценариев Курёхина. Вячеслав Курицын во вступительном слове сказал (не объясняя мотивов), что для него важно проводить турниры слэма на разных площадках. В программе профессиональные авторы были представлены Дмитрием Голынко-Вольфсоном и Константином Рубахиным (оба, на нынешнем этапе, представляют Санкт-Петербург), а также Александром Вознесенским (повторно) и Евгением Лесиным; в анналах литературной жизни Москвы возникал ранее и престарелый Павел Жаворонков (см.30.04.99) с неофутуристическими опытами в контексте маловменяемых религиозных манифестаций. Первое место заняла Анна Логвинова, чьи стихи представляют собой облегченный и упрощенный эстрадный вариант текстов Веры Павловой. Прямое отношение к литературе из прозвучавшего в ходе вечера имел прочитанный Голынко-Вольфсоном отрывок из его нового цикла "Элементарные вещи", в котором Голынко-Вольфсон неожиданно отказался от выработанной годами виртуозной театрализованной и стилизованной манеры (Северянин эпохи НТР) в пользу достаточно жестких текстов, близких по поэтике к Даниле Давыдову. Отметим также приготовленный Рубахиным для второго тура состязания специальный текст о слэме, где, в частности, цитировалось письмо Дмитрия Кузьмина с доводами против этого проекта; "слэм - это такой вариант литературного блядства," говорилось в тексте.



29.04. Образ и мысль

    Взамен отмененного вечера прозаика Владимира Шарова со своими произведениями выступили завсегдатаи клуба. Эдуард Шульман прочел патетическое эссе "Великий симбиоз" (о русских евреях), Анна Масс - очерк "Странно счастливый театр" (о театре имени Вахтангова - изложенные суконным языком банальности), Наталья Викторова - несколько начальных страниц повести "Ожидание жизни" (из которых совершенно непонятно, о чем идет речь), наконец, Фаина Гримберг представила только что вышедшую книгу "Своеручные записки Анны Катарины фон Мюнхгаузен..." (М.: АСТ, Астрель, 2002) - исторический роман об императрице (точнее - регентше) Анне Леопольдовне, написанный от лица выдуманной Гримберг сестры барона Мюнхгаузена; Гримберг подробно рассказала о судьбе Анны Леопольдовны и ее семейства, прочитала отрывок из романа, а также высказала свое кредо в исторической романистике, заявив, что ее не интересуют признанные исторические знаменитости, а, напротив, исторические изгои и неудачники.



30.04. Авторник

    Вечер прозаиков Ольги Зондберг и Линор Горалик. Зондберг прочитала три рассказа последнего времени: "Крыса как профессия", "Рембетика с падением в снег" и "Очень спокойный рассказ"; Горалик представила ряд коротких текстов, в т.ч. уже звучавший 22.03. цикл "Электрификация". Авторов объединяет отказ (у Горалик, по-видимому, изначальный, у Зондберг - со временем все усиливающийся) от сюжета в пользу психологического этюда, у Горалик самодостаточного, у Зондберг чаще нескольких смонтированных друг с другом в единое повествование с не без труда улавливаемой логикой. Обоим авторам свойственна также известная синтаксическая и стилистическая утяжеленность текста, выражающаяся у Горалик скорее в риторической насыщенности, обилии повторов и фигур, у Зондберг - в пространности сложных предложений с разными типами связи и длинными цепями второстепенных членов. В то же время эмоциональные доминанты у Зондберг и Горалик скорее контрастны: в прозе Зондберг преобладают приглушенные краски, несколько созерцательная интонация, сближающая ее не столько со Станиславом Львовским, сколько с Андреем Левкиным, тогда как Горалик склонна к нагнетанию экспрессии (порой, впрочем, не без стилизации - как в прозвучавшем на вечере тексте, эксплуатирующем речевую модель попрошайничества в метро или электричке: "Добрые люди извините что мы к вам обращаемся мочи нет. Двадцать лет старались быть интеллигентами верой и правдой...").





Вернуться на главную страницу Вернуться на страницу
"Литературная жизнь Москвы"
Предыдущий отчет Следующий отчет

Copyright © 2002 Союз молодых литераторов "Вавилон"
E-mail: info@vavilon.ru
Яндекс цитирования