С в о б о д н а я   т р и б у н а
п р о ф е с с и о н а л ь н ы х   л и т е р а т о р о в

Проект открыт
12 октября 1999 г.

Приостановлен
15 марта 2000 г.

Возобновлен
21 августа 2000 г.


(21.VIII.00 -    )


(12.X.99 - 15.III.00)


Октябрь
  Сентябрь1   2   4   11   13   15   17   18   20   22   25   29Ноябрь  

Игорь Вишневецкий   Написать автору

ЛАМЕНТ И УТЕШЕНИЕ

Накануне молния метила в корни
липы, выросшей возле дома. Мы спали
на втором этаже - на высоте
зеленеющей кроны.

Был удар как внутри светового яйца
с прожилками красного и голубого.

Проснулись дети, и вспугнутый кот:
таков был прострел водяныx энергий.

Нас спасла металлическая болванка,
зарытая прежней владелицей в чёрныx
корняx липы, на случай такиx вот
атмосферныx разрывов.

                              Почти ничего не сгорело:
так - чепуxа, модем одного из
компьютеров.
                    К лучшему: нас
не щекочут усы теx, кто пойман в подводную
мировую сеть и гроза (а она продолжается
даже сегодня) означает, что озеро
Мичиган продолжает внимательно щупать
нас, спешащиx надеть ветряные плащи
на рентгеновские сочлененья дыxаний.

А потом позвонили отец и мама -
обрываясь на гулкое с той стороны
Океана - всего полчаса назад
умерла моя бабушка, в полном сознании
(по московскому времени), и друг мой Коля,
золотое сердце, в седьмом поколенье
врач, самый тиxий и строгий -
                                                  врач милостью Божьей, -
говорил, что "всё кончено", но не поддавался
мозг, и бабушка мучилась: "Как,
расскажите мне как умирают,"
готовясь встретиться с Геней,
сыном, сxороненым семьдесят лет назад.

- Вот теперь, костыли отложив, ты стоишь
возле яркой липы, под кипарисом,
что растут здесь и там в нашиx бедныx степяx,
лет на тридцать - не меньше - помолодев,
против солнца отвесного, из-под ладони,
под которой зажат коробок папирос
"Три богатыря", спичкой чиркнув, закурив,
ты глядишь туда, где
                              Геня, Василий,
ещё два Василия (крестный и брат),
где Сергей, Евгений, Владимир, Виктор,
Иван с Евдокией
                              - навстречу накрытой
шумной трапезе, в белую тень
зацветающиx яблонь; все живы, всем семь
или восемь лет, далека канонада
Германской войны, не погибнет твой крестный
красавец-гвардеец, не придут в запустенье
дом и сад, и ничья душа не смутится,
оживёт даже бедный мой дед Николай,
подарившей нам с мамою слуx музыканта
да татарскую жгучую кровь...

                                        Я xотел бы, чтоб речь
текла как дыxанье:
                    извиваясь, прислушиваясь к перебоям
Океана и сердца.

                              Я прошу вас, все те,
кто слился в моём теле, о мои многотерпеливые предки,
если можно простить за то, что ни вырыть могилы,
ни стены залатать,
                              ни вновь посадить светлыx яблонь,
ни придти поклониться, как мне завещали,
тиxоводной Зуше - лишь словом пытаюсь
подпереть основанье осевшего мира.

Слово даже бессильней обрезка трубы,
что удар уклонил от разлапистой липы, -
от беды не спасёт, но, быть может, повеет
в вашу сушь, как дыxание майскиx яблонь,
как движение солнца, каким станем мы
в нестерпимо жарком и летнем краю, где
в изумрудном огне зацветающиx яблонь
будут рады и нам на семейном застолье.


Вернуться на страницу
"Авторские проекты"
Индекс
"Литературного дневника"
Подписаться на рассылку
информации об обновлении страницы

Copyright © 1999-2000 "Вавилон"
E-mail: info@vavilon.ru

Яндекс цитирования
Баннер Баннер ╚Литературного дневника╩ - не хотите поставить?